С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Александр Толмасов

СЕТ-МААТ — МЕСТО ИСТИНЫ


Есть ли сегодня в мире место хотя бы относительной истине? Ведь современный человек считает, что живет в несовершенном мире, а Истина — это нечто идеальное, и соединить эти понятия, увы, невозможно.

Однако не меньше половины тысячелетия существовал на нашей планете город с именем «Сет-Маат», что в переводе означает «Место Истины». В нем жили и работали мастера, чьи творения до сих пор вызывают восхищение многочисленных любителей старины и удивление ученых.


Место

Если взглянуть на карту Египта, первое, что бросается в глаза, — это Нил, несущий свои воды через всю страну с юга на север. Подобно цветку лотоса, он раскрывает свои лепестки у Средиземного моря. В средней части течения Нил делает резкий изгиб и вновь продолжает свой путь к морю. Петля, которую делает река, создает подобие большого полуострова на западном берегу. Египтяне называли всю эту местность «Прекрасной лестницей Запада» или «Великим местом». В отрогах Ливийского хребта скрываются Долина Царей и Долина Цариц, где в скалах вырублены удивительные по красоте усыпальницы правителей эпохи Нового Царства. Здесь же в одной из долин и находится Сет-Маат — «Место Истины». А напротив, на восточном берегу, располагалась столица Древнего Египта того времени — город Уасет, который спустя сотни лет греки стали называть Фивами.


Истина

Для древних египтян мировой порядок, гармония и красота, справедливость и истина были неразрывно связаны с богиней Маат. На рельефах и росписях она изображалась прекрасной женщиной с крыльями и страусовым пером в волосах. Ее иероглиф — сидящая женская фигурка с пером.

Египтяне, в отличие от нас, не только стремились к Истине, но и верили, что она всегда пребывает рядом с человеком и что ею пронизан весь мир.

Маат приходит для того, чтобы быть рядом с тобою.
Маат присутствует везде, где ты находишься,
и сопровождает тебя, куда бы ты ни шел,
так что ты переполнен ею...
Одежда, укрывающая твое тело, — Маат...
Вдох и выдох твоих ноздрей — Маат...
Хлеб, который ты принимаешь в пищу, — Маат...

Это слова, написанные тысячи лет назад древнеегипетским мудрецом Аменемопе, не отделяют человека от Истины, а соединяют его с ней.

Маат — это ключевое понятие в мировоззрении и философии древних египтян. Законам Маат должен был следовать каждый. Они были смыслом жизни, состоянием души и долгом чести.

В подтверждение этого на древних изображениях мы можем видеть фараонов, подносящих богам в своих ладонях фигурку Маат как символ проявленной справедливости и заботы о народе и государстве.


Город

Но вернемся к городу Сет-Маат. С первой его загадкой мы сталкиваемся, когда задаем вопрос: «А почему он вообще был построен в этом месте, если египтяне считали, что Маат, Истина, присутствует во всем?»

Для египтян жизнь длилась вечно. Рождение и смерть были лишь моментами перехода из одной формы жизни в иную, «воротами», через которые пролетает великая путешественница — птица Ба, душа человека.

Древняя «Книга выхода души в свет дня» рассказывает о Суде Осириса, где подводятся итоги земного пути человека. Его дела и поступки символически взвешиваются на весах: на одной чаше — сосуд Иб в виде сердца человека, на другой — перо Маат. Если человек действовал в согласии с сердцем, следовал законам Истины и Справедливости, то его сердце оказывается таким же легким, как перо Маат. Это означало возможность нового возрождения.

Город Сет-Маат был построен на западном берегу Нила, рядом с величественными некрополями Долины Царей и Долины Цариц, гробницы которых были покрыты изображениями сцен путешествия души. Именно здесь, в «Великом Чертоге Истины», происходил Суд Осириса. Именно здесь душа человека расправляла свои крылья для полета.

В современном понимании город был предназначен для жизни строителей. Пусть не совсем обычных — они строили культовые сооружения. Следы подобных городов были найдены (или их следует искать) рядом с древними столицами Египта. Таких строительных городков во все времена и у всех народов не перечесть.

Жителей город мог вместить не так уж много — несколько сотен человек. Но древние документы говорят о том, что город находился в прямом подчинении фараона. Именно фараон управлял городом через визиря — премьер-министра. Сегодня, в XXI веке, нам это сложно представить. Скажем, в Подмосковье идет стройка и строительным городком руководит Президент страны, а премьер-министр указом от его имени утверждает в должности каменщика или штукатура. А было именно так. Этот факт заставляет задуматься о том, как велико было значение маленького городка с именем Место Истины для судьбы величайшей цивилизации.

В городе жили архитекторы, чертежники-рисовальщики, скульпторы-резчики, художники, каменотесы, гипсоделы, инструментальщики (медники) вместе со своими семьями. Но кем они были? Рабами или свободными ремесленниками? А может, жрецами?


Люди

В разные времена их именовали «Слуги Великого места», «Послушные призыву в Месте Истины на западном берегу Фив», «Люди команды». «Слуга» — это раб или служитель-жрец? «Послушный призыву» — возможно, «воин»? А кто такие «люди команды»?

Могли ли рабы создавать гробницы в скалах и величественные храмы в долинах? Наверное, да. Но доверили бы им то, что считали важным? Вспомните, как вы сами работаете из-под палки. А необходимые для подобного строительства знания должны были включать различные науки: математику, геометрию, астрономию. Уникальные архитектурные ансамбли подтверждают, что его создатели в совершенстве владели проектированием и строительным делом, искусством живописи и скульптуры. Не говоря уже о знании правил языка и письменности, которая в Египте имела две разновидности: иероглифическую (иероглифов было около 700) для священных текстов и демотическое письмо — для деловой и обычной переписки.

А можно ли представить, что люди, возводившие гробницы — «Дома вечности» и храмы — «Дома, где живут боги», не знали магических ритуалов и таинственных церемоний, проводившихся там, то есть не владели знаниями, доступными жрецам? Мы знаем, что в Древнем Египте существовали братства жрецов и мастеров. Было ли подобное в Сет-Маат?

Мастеров, живших и творивших в этом городе, называли «людьми команды». Этот термин употреблялся в Древнем Египте в отношении команды корабля, и как она делилась на команду левого и правого борта, так и мастера были поделены на две бригады — «левую» и «правую». Известно, что в городе было два старших мастера, два писца, два хранителя ворот, два хранителя гробниц. И во главе города, этого символического «корабля», стоял фараон.

Фараон — владыка Египта и посредник между небом и землей. Он не только отвечал за все, что происходило в стране, но и являлся неизменным центром государства. Он был верховным жрецом и вдохновителем создания всех священных сооружений. Под его покровительством находились архитекторы, строители, художники, скульпторы.

И великое предназначение Сет-Маат, города мастеров, заключалось в поддержании традиции священного искусства Древнего Египта, которому отводилась необычайно важная роль. Оно должно было стать «мостом» между преходящим и вечным, Египтом земным и Египтом небесным, должно было помочь человеческой душе достичь мира небесного и дать возможность миру божественному проявиться здесь, на земле.

Этот «мост» был связан с символом «нетер», изображаемым в виде иероглифа, похожего на флаг или топор. «Нетер» обозначает все священное, божественное и место встречи с ним. И земное воплощение этого «моста» — это и есть поражающие наше воображение пирамиды и величественные храмы, искусно расписанные гробницы и удивительно выполненные скульптуры. Материалы, из которых они были сделаны (гранит, обсидиан и др.), подбирались не случайно — эти творения создавались для Вечности. В то же время не известно ни одного сохранившегося древнеегипетского города — время поглотило их, ведь все они были построены из недолговечного кирпича-сырца. Земная жизнь — преходяща, священное — вечно.


Канон

Законы Маат сопровождали мастеров и в жизни, но прежде всего — в их работе. И ярче всего эти законы проявились в каноничности египетского искусства. Канон несет в себе частицу Маат — Истины и Красоты, запечатленную в камне и красках.

Египетские мастера использовали такую систему пропорционального деления фигуры на части, которая позволяла по части определить целое и по одной части определить размер другой. Предписаны были также все подробности изображения фигуры, ширина носа, размеры глаз, рта, ширина груди, толщина руки в различных местах — для всех частей тела была определена точная величина. Зная эти правила, художник мог нарисовать человеческую фигуру начиная с любого места. Кроме того, эти методы давали возможность художнику при изображении фигуры очень больших размеров судить по размерам целого о размерах отдельной части и наоборот. Известно, что египетские ваятели выполняли скульптуры огромных размеров по частям.

Были случаи, когда несколько художников выполняли фигуру в разных местах и затем соединяли ее в одно целое.

Но не стоит воспринимать древнеегипетский канон искусства только как жесткий свод правил изображения, выраженный в пропорциях, позах и жестах. Это не так. Он не ограничивает художника. В изображениях разных периодов цивилизации Древнего Египта — а это многие тысячи лет — нет ничего абсолютно одинакового. Копии выполнялись только в особых случаях. Однако прослеживается закономерность в изображениях, выполненных по канону, — завораживающая красота, спокойствие и благородство образов. На лицах людей и в их фигурах — ни тени усталости или негативных эмоций, болезни или старости. Это не «остановленное мгновение» обычной жизни, это «застывшая вечность», время «длящееся».

Главной задачей канона было не просто научить мастеров создавать изображения богов, а помочь им творить «тела», в которые могли вселиться боги посредством таинственных ритуалов «оживления». Ба (душа) божества при этом должна «соединиться» со своим образом, чтобы иметь возможность пребывать какое-то время на земле. Ибо Египет будет существовать до тех пор, пока боги смогут приходить на его землю.

Осирис... приходит как просветленный дух,
Чтобы соединиться с образом своим в своем святилище...
Он видит свой сокровенный образ,
нарисованный в должном месте,
свою фигуру, вырезанную на стене;
И тогда он входит в свой сокровенный образ...
Из гимнов Осирису

Изображения в гробницах, созданные по канону, были призваны помочь душе человека в его путешествии после смерти, содержали подсказки, помогали преодолеть опасности. Исследователи предполагают, что скульптура, рельефы и фрески изображали не портрет человека, а его Ка — невидимую часть человека, его двойника. Египтяне верили, что изображение имело силу, способную влиять на происходящее во Вселенной, в том числе в мире невидимом.

Мастера Сет-Маат как настоящие «воины Красоты» стояли на страже принципов, запечатленных в каноне, воссоздавая все то, что отражает законы Гармонии и нерасторжимого единства: «как наверху, так и внизу». По преданиям, канон был дан людям богами в виде книги, которая упала к ногам Имхотепа — великого мастера и мудреца эпохи Древнего царства, зодчего, создавшего ступенчатую пирамиду царя Джосера в Саккаре. Книга не дошла до наших времен, но то, что создано благодаря Канону, было образцом для древних греков, римлян и творцов Возрождения, и будет так же восхищать не только нас, но и наших потомков.


Мастера

Город был недоступен для посторонних. Он был окружен стеной, а охрану осуществляло специальное подразделение. Это могло означать, что знания, которыми обладали мастера, не должны были быть доступны всем.

У каждого мастера одновременно работали и учились ученики. Среди них почти всегда находились и сыновья мастера. Им в первую очередь отец передавал тайны своего искусства. Но были случаи, когда мастер отдавал своего сына для обучения другой профессии. В любом случае, воспитание, обучение мастерству и передача сокровенных знаний ученикам было святым долгом мастера в Древнем Египте.

Что касается тебя, передай своему ученику мудрость
И наставления традиции.
Пусть делами своими он станет примером
Для подражания для сыновей великанов.
Да поселятся в его сердце понимание
и справедливость.
Да научится он чувствовать сердца других людей,
И тех, кто в нем нуждается, и тех, кто его наставляет.
Ибо нет человека, кто был бы мудрым от рождения.
Птаххотеп

Сохранилось огромное количество остраконов (плоских кусочков известняка и глиняных черепков), содержащих зарисовки с натуры, графические наброски будущих работ, эскизы росписей, планов храмов и гробниц, записи и письма мастеров. Город был подобен «Домам жизни», в которых шла постоянная работа по передаче знаний и совершенствованию мастерства различных жреческих и профессиональных братств. Возможно, в городе мастеров тоже были свои классы, мастерские, библиотеки. Круг читательских интересов мастеров чрезвычайно широк. Многие уникальные тексты и папирусы известны нам именно благодаря находкам в Сет-Маат. Большую их часть представляет поучительная литература — моральные наставления и рекомендации по поведению.

Исследователи отмечают, что все внутренние дела в городе выполняли сами жители. На воротах города несли круглосуточно службу стражники, юридические дела решали самые уважаемые горожане-мастера. Врачеванием мастера занимались тоже сами. Примечательно, что в городе не было специально выделенных жрецов. Все ритуалы и церемонии проводились мастерами. В городе был свой оракул. К администрации города можно отнести двух «Писцов царских гробниц», которые отчитывались перед фараоном за происходившее в городе и на строительстве и доводили указания правителя до жителей и «Начальника работ», который отдавал распоряжения по ходу сооружения гробниц. Государство выдавало мастерам в оплату за работу продукты, масла для умащивания, ткани на одежду и выделяло помощников для ведения домашнего хозяйства, а также водоносов, доставлявших воду.


Дом

Жили мастера без роскоши, но в достатке. Город делился центральной улицей на правую и левую стороны, изредка пересекавшиеся переулками. Дома стояли вплотную друг к другу, имели одинаковую планировку и состояли из нескольких комнат. Здания строились из необожженного кирпича, внутри отделывались гипсовой штукатуркой с добавлением резаной соломы. Крыша делалась из пальмовых ветвей.

Входная дверь вела в первую небольшую комнату, в стенах которой были ниши для статуэток, здесь же находилось алтарное возвышение, часто имевшее изображение бога Бэса — покровителя домашнего очага. Следующая комната была выше и просторнее — это зал, под потолком которого располагались окна, а в центре находилась одна или две колонны. Далее располагались спальни или рабочие комнаты, имелась подвальная кладовая. За ними — маленький дворик с печью для приготовления еды и жерновами.

Интересно отметить, что самое сакральное место находилось у входа, а не в глубине, как мы привыкли. Если сопоставить расположение комнат в доме со структурой египетского храма (пилоны-вход, открытый дворик, гипостильный зал с колоннами, святилище), можно предположить, что в доме акцент делался на выходе из него, а не на входе. Мастер, направлявшийся на работу, начинал свой путь с «профанной» хозяйственной части дома, а выходил через домашнее святилище. Что же следовало дальше, за святая святых дома? Выйдя на улицу, мастер подходил к северным воротам, за которыми располагался храм Хатхор-Маат. Направлявшийся к «Домам вечности» просто не мог его миновать. У храма начинались горные тропы, ведшие к Долинам

Царей и Цариц. До них было несколько часов пешего перехода. Туда в начале недели, которая у египтян составляла 10 дней, и направлялись на работу мастера. Возвращались они домой на выходные — на 9-й или 10-й день, чтобы отдохнуть в течение недели после работы во временных поселках.


Храм

Храм Хатхор-Маат — еще одна загадка Сет-Маат. При всей колоссальной значимости понятия и образа Маат в Египте это единственный из известных сегодня храмов, связанных с ее именем. Он имеет три предела (крипты). В левой крипте находится изображение Суда Осириса, крайне редко встречающееся вне гробниц. Храм посвящен также Имхотепу и Аменхотепу сыну Хапу — величайшим мастерам Древнего Египта.

Следуя канону, который уподоблял творческий процесс работы священнодействию (ибо первыми творцами были сами боги), мастера, очевидно, приходили сюда, чтобы пройти обряд, который позволил бы им работать в священных местах. Кстати, хроники Сет-Маат содержат интересные записи о том, что могло послужить причиной невыхода на работу. Среди упоминаний о болезнях, рождении детей или выполнении функции врача значится ссора с женой. Нам это может показаться удивительным, но только на первый взгляд — ведь к священнодействию нельзя допустить человека в состоянии психологической дисгармонии.


Следы

Поколения за поколениями мастера трудились над созданием «Домов вечности» для фараонов и других царственных особ. Основание поселка предположительно можно отнести к началу XVIII династии — времени правления Аменхотепа I. Именно ему и его матери поклонялись как божествам мастера Сет-Маат и устраивали ежегодные празднества.

С тех времен благодаря усилиям зодчих, строителей, художников и скульпторов в Долине Царей были вырублены в скалах и искусно украшены по крайней мере 62 гробницы, из них 24 царских, а в Долине Цариц находятся более 100 гробниц и погребальных колодцев. Очевидно, горные склоны хранят еще свои тайны, но и эти цифры поражают воображение, учитывая, что протяженность одной гробницы могла достигать 200 м (гробница царицы Хатшепсут), а количество обнаруженных в них покоев доходит до 67 (гробница сыновей Рамсеса II).

Строительство начиналось с поиска подходящего места при участии царской комиссии и визиря. После завершения поиска архитекторы составляли план и делали разметку входа в гробницу. С этого момента мастера, получив с царских складов медный и бронзовый инструмент, могли приступать к работе. В то время как каменотесы вырубали стены, за ними следовали штукатуры и отделывали стены гипсовой штукатуркой; им помогали гипсоделы, готовившие раствор. Следом шли рисовальщики, наносившие контуры изображений и текстов красной краской. Старший художник корректировал изображения черным цветом, доводя их до совершенства. (В других местах Египта обычно происходило наоборот — подмастерья рисовали наброски черным, а мастер исправлял красным.) Далее стена переходила к скульпторам-резчикам, вырезавшим «возвышенный» рельеф и снимавшим лишний гипс с плоскости стены, в отличие от «углубленного» контр-рельефа, который использовался в храмах. В заключение художники расписывали потолок, стены и рельефы цветными красками. На потолке обычно изображали звездное небо или астрономические сцены. Краски делались на минеральной основе, поэтому даже сегодня мы можем видеть их первозданные цвета.


***

Что было после? Архитектура, обретя свое воплощение, должна была стать «Домом вечности». Как это происходило, не знает сегодня никто. И древняя цивилизация продолжает хранить свои тайны, ожидая тех, кто обратится к ней с открытым сердцем.

Сегодня мы можем через призму тысячелетий прикоснуться к тому посланию, которое древние египтяне предназначали Вечности, к тому, что известно как Священное Искусство Древнего Египта, что обращается к нам через творения талантливых и великих мастеров, которые служили Маат — Истине и Гармонии — и которых по праву можно назвать жрецами и воинами Красоты. И прислушаться к их совету:

Постарайся, чтобы память, которую ты оставишь о себе после смерти, была совершенной, а это будет так, если при жизни ты будешь служить истине и соблюдать честность и справедливость. Ибо не бывает сердца человеческого, на которое невозможно было бы рассчитывать.
Мерикара




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





Адрес страницы: http://www.newacropolis.ru/magazines/1_2004/Set_Maat_Mesto_Istin/

время сохранения: 21484 / 22600