С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Дмитрий Захаров

ГАЛСТУК FOREVER!


На другой же день Иван Петрович явился в новом галстухе. На третий он приехал в правление на извозчике, чего раньше с ним никогда не было.
— Вы заметили? — шептались мы через неделю. — Новый галстух... Пенсне... Вчера на именины приглашал. Что-то есть... Богу стал чаще молиться... Надо полагать, совесть нечиста...
А.П. Чехов «Единственное средство»

Ну что это за странный предмет?! И пользы от него никакой — ведь не согревает и не защищает, и норовит все время куда-нибудь залезть, особенно когда садишься за стол отобедать. А если потуже затянуть, так и задохнуться недолго или апоплексический удар получить... А сколько времени он отнимает, особенно если отношения с ним, что называется, не сложились!

Но ведь носят его люди, и ладно бы только мужчины, так еще и девушки за ними потянулись. Для одних это чуть ли не единственная возможность проявить вкус и индивидуальность, для других — тяжкая обязанность, для третьих — дань моде, но в любом случае причина его появления на шее весьма серьезна.

Но может ли галстук удивить нас? Конечно, не какой-нибудь ядовитой расцветкой либо буйным рисунком и не шокирующей длиной или шириной, а чем-то еще? Оказывается — может!

Если считать, что на одно завязывание-развязывание галстука тратится одна минута, и надевать его только по рабочим дням, то в год получится ни много ни мало около четырех часов. А за 30–35 лет трудового стажа набежит уже пять-шесть суток! А для тех, кто не умеет быстро и красиво завязывать галстук, — даже подумать страшно!


***

Правильно завязанный галстук — первый важный шаг в жизни.
О. Уайльд

Сколько способов завязывания галстука вам известно? А сколько вы вообще могли бы себе представить? Исследователи из Кавендишской лаборатории в Кембридже Томас Финк и Юнг Мао изучили 85 вариантов галстучных узлов, десять из которых были признаны ими вполне пригодными для использования — остальные получаются слишком бесформенными и асимметричными. Причем все четыре известных до сегодняшнего дня галстучных узла: простой, «виндзор», «полувиндзор» и узел Пратта, — естественно, попали в десятку.

Простой узел, или, на английский манер, «four-in-hand», — самый старый. Он появился в Англии еще в конце XIX века. Кто именно его придумал — неизвестно. Зато следующий узел изобрел в 1936 году бывший король Англии Эдуард VIII, отрекшийся от престола для того, чтобы жениться по любви, и носивший титул герцога Виндзорского. Поэтому и узел получил название «виндзор». Вскоре за ним последовал его упрощенный вариант — «полувиндзор». Спустя полвека, в 1989 году, на первой странице «Нью-Йорк Таймс» было провозглашено изобретение нового узла, получившего название по имени своего изобретателя — Джерри Пратта, который пользовался этим способом около 20 лет, прежде чем поведал о нем человечеству. Следующего способа человечество могло бы ждать еще сто лет, если бы недавно на галстук не обратили своего внимания физики.


***

Раз, два, три, четыре, пять —
Будем галстук мы вязать...
Детская считалочка

Английские ученые Финк и Мао, изучавшие полимеры и коллоиды, подошли к делу по-научному, рассматривая задачу о завязывании галстука как частный случай очень важной и сложной задачи о различных конформациях белка. Белковая молекула — длинная цепочка из аминокислот, выстроенных в строго определенной последовательности. При образовании молекулы белка цепочка перепутывается и образует сложный клубок, топология которого, называемая конформацией, является важнейшей характеристикой молекулы и определяет ее основные свойства и функции в организме.

Вместо экспериментирования с предметом туалета задача о завязывании галстука была сведена ими к простой математической модели, в основу которой лег метод «случайных шагов» по треугольной решетке, а процесс завязывания галстука описывается как последовательность шагов, совершаемых случайным образом вдоль одного из трех возможных направлений.


***

...Поверил
Я алгеброй гармонию. Тогда
Уже дерзнул, в науке искушенный,
Предаться неге творческой мечты.
А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери»

Примем начальное положение. Представьте, что вы стоите перед манекеном, на шее у него висит галстук, концы которого скрещиваются на груди так, что широкий конец находится слева, проходя либо под узким концом лицевой стороной вниз, к рубашке, либо поверх него лицом вверх, к вам (рис. 1). В дальнейшем узкий конец остается неподвижным и все операции производятся только с широким концом галстука от точки их пересечения. Направлений его перемещения только три: налево от узкого конца (L), направо (R) и в центр, поверх будущего узла (C) (рис. 2). Это и будут «случайные шаги», каждый из которых представляет собой полуоборот активного конца вокруг одной из трех «неподвижных» осей. Математически это можно представить как последовательность «случайных шагов» его вдоль базисных векторов треугольной решетки, по одному из трех возможных направлений: L, R, C (рис. 3).

Остается добавить ряд очевидных ограничений. Во-первых, каждое действие должно быть отличным от предыдущего, то есть последовательность шагов не может иметь две одинаковые буквы подряд. Во-вторых, широкий конец должен по очереди перемещаться по направлению к манекену и от него §, поэтому по знаку первого шага определяются знаки всех остальных. В-третьих, число шагов естественно ограничено длиной галстука, поэтому Финк и Мао решили, что оно не должно превышать девяти. Заключительное действие в каждой последовательности шагов — просовывание конца галстука сверху вниз через образованную спереди петлю и затягивание узла (T) — в счет не идет. Более того, перед последним шагом (T) необходимо сделать петлю, которая будет затягивать узел, придавая ему форму, т. е. перед этим шагом должна идти последовательность шагов R§L C§ или L§R C§.

Каждый узел характеризуется уникальной комбинацией двух характеристик {h, y}, где h — число шагов и y — число «заходов» в центр (C). Простейший узел можно записать как {3, 1} или L§R C§T — ни одного лишнего шага. Правда, этим узлом никто не пользуется. Следующим по сложности является простой узел, или «four-in-hands»: {4, 1} или L R§L C§T. Отношение y к h характеризует ширину получившегося узла.

Для того чтобы отсеять из тех 85 узлов, которые можно завязать за девять шагов, неуклюжие, для узлов были введены коэффициенты: симметрии s, определяемый как разность «правых» и «левых» шагов, и баланса b, связанный с количеством полуоборотов по часовой стрелке и против нее и дающего некоторую «кривизну» узла. Все получившиеся более-менее симметричными и сбалансированными узлы были сведены ими в таблицу:

Один из шести новых узлов, наиболее понравившийся открывшим его ученым {7, 2}, уже получил название «кавендиш» в честь лаборатории, в которой они работают.


***

Нет ничего практичней хорошей теории.
Н. Бор

По разработанной Финком и Мао схеме каждый теперь может удивить окружающих необычным узлом галстука, завязанным по всем правилам науки.

И пусть только кто-нибудь скажет, что чистая наука не приносит пользы.

_______________________________

Говорят, что слово «галстук» пришло в русский из немецкого языка при Петре Первом и происходит от соединения слов «Hals» («шея») и «Tuch» («платок»). Но забавно, что сами немцы называют галстук совершенно иначе — «Krawatte», и это уже длинная история...


Боевая история галстука

Раньше всего начали использовать шейные платки военные. Около 30 лет назад китайские крестьяне при рытье колодца наткнулись на настоящее глиняное войско императора Шихуан-ди, правившего около 220 г. до н.э. На статуях древних китайских воинов отчетливо видны платки, повязанные вокруг шеи. Эти самые древние аналоги галстуков защищали солдат от ветра и холода.

В Европе первые шейные платки зафиксированы у римских легионеров: их можно видеть на колонне Траяна, воздвигнутой в Риме в 113 г. н.э. Назывались они «focales», то есть «узелки», и использовались для тех же целей, что и у китайцев.

После распада Римской империи средневековые племена нынешней Румынии унаследовали вместе с именем и языком Рима часть его обычаев, в том числе и шейные платки. От румын эта мода перешла в Кроатию (нынешняя Хорватия), и там завязанные на шее красивым узлом роскошно вышитые куски узорной материи стали частью военной формы.

Когда в 1663 г. хорватский конный полк приехал в Париж для участия в параде в ознаменование победы над турками и продефилировал перед 25-летним Людовиком XIV, «король-солнце» сразу оценил красивые шейные платки — отличительный знак хорватов. Говорят, что Людовик попросил министра обороны достать ему дюжину таких же платков и придумал новую должность — «галстучный», в обязанность которого входила забота об украшениях для королевской шеи. Кроме того, монарх несколькими указами сделал галстук знаком принадлежности к дворянству, а себя провозгласил родоначальником моды на галстуки. А от названия «кроаты» произошли слова, обозначающие галстук во многих европейских языках: «кравате», «кравата» и т. п.).

Галстук изготавливался из тончайших тканей и кружев, и повязать его было очень трудно. Фаворитка короля герцогиня Луиза де Лавальер придумала новый узел, в виде бабочки, дабы угодить Его Величеству. Так возник бант «лавальер», в несколько измененном виде не вышедший из моды и по сей день.

Но всеобщая любовь к галстукам была еще впереди...


Мирная история галстука

Как за войной следует мир, так и «мирная жизнь» галстука началась с военной победы французов над англичанами при Стейнкирхе в 1692 г. Несмотря на то что французскую армию внезапно атаковали на рассвете, англичане были разбиты, что вызвало всеобщее воодушевление в Париже. «Мужчины тогда носили кружевные галстуки, которые повязать было трудно. Воины перед сражением оделись наскоро и повязали галстуки небрежно. Женщины сняли с них образцы для своих уборов», — писал об этом Вольтер в «Истории царствования Людовика XIV и Людовика XV, королей французских». Тогда галстуки носили и мужчины, и женщины.


Революционная история галстука

Французская революция 1793 г. смела галстуки. Революционно-романтический стиль предполагал распахнутую на груди рубашку и общую небрежность в одежде. С реставрацией монархии галстук вернулся, но теперь длинную накрахмаленную полосу батиста драпировали от груди до самого подбородка и хитроумно завязывали несколькими сложными узлами. Название новомодного галстука — «анкруаябль», то есть «невероятный» — полностью соответствовало содержанию. В европейских столицах конца XVIII — начала XIX в. даже возникла новая престижная и высокооплачиваемая профессия — учитель по завязыванию галстуков. Автором одного из учебников по завязыванию галстуков был модник и щеголь Оноре де Бальзак, который написал: «Мужчина стоит того же, что и его галстук, — это он сам, им он прикрывает свою сущность, в нем проявляется его дух». Как говорится, без комментариев.


Галстук forever

Англичане к тому времени не просто переняли галстуки у французов, но и сделали его знаком отличия джентльмена от мужлана, символом классового и кланового снобизма. Начало этой тенденции положил легендарный Джордж Брайан Браммел, первый денди, который ввел такие требования для галстука настоящего аристократа, что выполнить их было невероятно трудно. Лорд эпатировал публику мыслимыми и немыслимыми шейными платками и сто одним способом их завязывания. Шутники называли все это «салфеточной модой».

Знаменитый лорд Байрон ввел моду на свободно завязанные и не стягивающие горло платки, они так и назывались — а-ля Байрон. Эти галстуки обожал и наш Пушкин. Галстуки того времени были шелковые, шерстяные и атласные с различными узорами, а галстук «вальтер скотт», например, шили из клетчатой ткани — шотландки.

С приходом в Англию моды на отложные воротнички около 1870 г. появился и длинный цветной галстук — прототип современного. В те времена он был очень популярен в морской и спортивной среде и назывался, соответственно, регат или four-in-hand (спортивный термин, обозначающий управление четверкой лошадей). Говорят, что галстук регат придумал один молодой яхтсмен, который, не желая тратить время перед соревнованиями, просто разрезал его сзади и пришил на месте разреза петлю и пуговицу, которых не было видно из-под воротничка рубашки.

Тогда же начал входить в моду пластрон — платок, который завязывался узлом на груди и закалывался специальной декоративной булавкой, и его британский вариант — эскот, получивший свое имя по названию знаменитого виндзорского ипподрома.


Новейшая история галстука

Привычный нам вид галстук приобрел только в XX веке. В 1924 г. американский предприниматель Джесси Лангсдорф запатентовал «идеальный галстук», который и по сей день шьется из трех частей, скроенных по косой.

Поначалу современные поперечные галстуки считались признаком артистической натуры. Популярными они стали после успеха пьесы «Мадам Баттерфляй»: режиссер потребовал от актеров надеть на премьеру в Лондоне поперечные галстуки. С тех пор они являются стандартом, тем более что на их стороне простота и быстрота завязывания, отвечающие современному темпу жизни.


«Альтернативная» история галстука

Одновременно с галстуками военных и щеголей существовали шейные платки моряков и пиратов. Они защищали шею и грудь от холодного ветра, ими повязывали волосы, чтобы они не попали в такелаж, перевязывали раны, использовали в качестве дополнительного крепежа снастей при шторме. В Средиземноморье эти платки именовались «bandana», и современные банданы используются теми же самыми способами: их завязывают то на шее, то на голове, а иногда даже на руке.


«Умом Россию не понять»

Петр Великий изучал западную моду на шхунах и верфях, и галстук в России ведет свой род от шейного платка голландских матросов, а не от придворных бантов. В России галстуку не повезло. В петровские времена бояре никак не могли взять в толк, зачем на горле должна болтаться какая-то тряпица, и упорно путали галстук с носовым платком, который тогда же велено было носить в кармане. Всяко бывало: и утирались галстуком, и сморкались в него, так что царь Петр в наставлении «Юности честное зерцало» строго-настрого запретил это делать.

Так и оставался галстук для русского человека парадно-аристократическим атрибутом. Купечество галстуков не признавало в силу приверженности народной традиции в одежде, разночинцы отвергали его из принципа, а в 1917 г. галстуки вообще были заклеймлены как буржуазный пережиток, и только НЭП снова, хоть и на короткий срок, возродил их.

Реальное же возвращение галстука в Россию можно отсчитывать с того момента, когда мы смогли покупать галстуки не стандартных фасонов и цветов, а те, которые нам нравятся и позволяют выразить свою индивидуальность. С чем, как говорится, вас всех и поздравляем!




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1553067498