С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Ирина Эсперанса

СВЯТЫНЯ СЕН-ДЕНИ

В древнюю базилику Сен-Дени редко заглядывают туристы — в прошлом главная церковь богатейшего аббатства Франции, она одиноко стоит вдали от исторического центра Парижа, многие столетия храня под своими сводами память нации. Большинство историков предполагает, что святого Дионисия (по-французски Сен-Дени) примерно в 250 году казнили на «холме мучеников» — Монмартре. Согласно Gloriosae (VI век), первому описанию его мученичества, обезглавленный Дионисий поднялся и, взяв свою голову в руки, покинул место казни. Пройдя несколько километров, он упал на поле, принадлежавшем набожной женщине по имени Катулла, где его и похоронили. В IV веке над могилой построили первую церковь-мавзолей. В последующие столетия ее не раз перестраивали и расширяли, при этом всегда сохраняя место могилы при входе на клир. А к 1140 году здесь построили первый фасад в готическом стиле.

Усыпальницей французских королей Сен-Дени стала не сразу. Правители из рода Меровингов предпочитали монастырь Святой Женевьевы и Сен-Жермен-де-Пре. Но со временем, особенно после того как святой Дионисий стал покровителем королевской семьи и защитником страны, роль базилики как королевского некрополя настолько упрочилась, что Людовик IX пожелал перенести сюда прах своих предшественников. Сегодня Сен-Дени является уникальной в Европе усыпальницей: почти все правители, начиная с Гуго Капета, избрали ее своим последним пристанищем.

«Я был на кладбище французских царей, которые все в глубокой тишине лежат друг подле друга: колено Меровеево, Карлово, Капетово, Валуа и Бурбонское», — записал весной 1790 года Н.М. Карамзин, пытавшийся отыскать в Сен-Дени гробницу Анны Киевской.

В 1122 году настоятелем аббатства стал знаменитый Сугерий, и благодаря его усилиям Сен-Дени превратилась в самую блистательную церковь во всей Западной Европе. Потиры в ней сверкали жемчугами и самоцветами, канделябры и алтарь — золотом. Советник двух королей, регент королевства, Сугерий испытывал наcтоящее счастье, когда в 1144 году на новых хорах собора «музыкой ангельской» одновременно зазвучали 20 месс. А устремленный ввысь неф — совершенный образец готической архитектуры — столетие спустя зодчие приняли за эталон.

Крипта с могилой Дионисия и казненных вместе с ним Рустика и Елевферия, а потом бесценная рака с их мощами, выставленная на хорах во времена средневековья, привлекали тысячи паломников; иноземец, приехавший в Париж, считал своим долгом посетить Сен-Дени.

Аббатство являлось духовным центром королевства: далеко за пределами Франции были известны его теологи, лучшие рукописи создавались в его стенах. А сокровищница Сен-Дени не уступала по своему богатству той, что находилась в Святой Софии Константинопольской.

Но память Сен-Дени — это и тяжелая ноша для кажущихся столь хрупкими сводов, ведь были еще и разбой гугенотов, и разрушение клуатра, и революция, а с ней эксгумация тел и переплавка свинцовой крыши, и потеря северной башни после неудачной реставрации в 1846 году... Сегодня королевские саркофаги пусты: осенью 1793 года рабочие, стуча молотками, вскрыли их один за другим...

В начале XIX века под сводами Сен-Дени гнездились птицы, на разбитых алтарях росла трава, сверху на них капала вода — казалось, этим ранам не затянуться уже никогда.

Но время не смогло разрушить древние стены базилики — лишь оставило след от каждой своей эпохи: с IV века в ней сохранился фундамент, с IX века — древняя крипта, а в просторном полукружии апсиды аббата Сугерия по-прежнему сияют витражи XII столетия.

Самое сенсационное археологическое открытие в Сен-Дени сделал в 1959 году Мишель Флери: он нашел саркофаг королевы Арегонды, второй жены франкского правителя Хлотаря и матери Хильперика I. Кому принадлежат другие останки, хранящиеся в древнем некрополе, по сей день не известно. А саркофаг королевы Арегонды «заговорил» благодаря найденному в нем кольцу-печати с ее именем.


Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"





обновлено1511100511