С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________
Ответы и решение к математике:reshator ru/4-klass/matematika/бесплатно.
___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Дмитрий Захаров

ТЕРРОРИЗМ — НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА


Боль трагедии, произошедшей в Америке 11 сентября, не утихает и пульсирует одним и тем же вопросом: «Почему?». И ответ на этот вопрос нельзя искать только в бен Ладене или талибах Афганистана. Через какое-то время первого, будем надеяться, поймают, вторых лишат власти и возможности загонять свою страну в Средневековье, но исчезнет ли после этого терроризм? И что это такое — терроризм?


Терроризм — это преступление. Не так ли?

Это очевидно и не вызывает, как нам кажется, никаких сомнений. Но так ли это? Как часто то, что одни называют терроризмом, другие называют «борьбой народа за свое освобождение», «национально-освободительным движением», «революционным фронтом» и десятками других имен, которые позволяют закрывать глаза на преступную сущность того, что делают эти «борцы», «революционеры» и «освободители». Жертвы террора оказываются при этом «издержками революционного процесса», «жертвами, павшими в борьбе народа за освобождение» и т. д. Такой «двойной стандарт» по отношению к терроризму не только попустительствует ему, но прямо поощряет и поддерживает. Пока терроризм не станут признавать преступлением независимо от того, под какими лозунгами он выступает, нельзя будет рассчитывать на избавление человечества от этого зла. Ведь даже сейчас, после сентябрьских терактов, в Европе никак не могут договориться, что же считать терроризмом. А без этого невозможно принимать международные конвенции, согласовывать действия разных стран для того, чтобы бороться с терроризмом как с явлением, а не только бомбить отдельно взятые страны за то, что «их» террористы оказались вдруг такими опасными. Впрочем, какие страны «виноваты» в терроризме — это вопрос.


Терроризм — дело государственное

Давно уже не секрет, что многие террористические организации получали и получают помощь и поддержку и от государств, и особенно от всякого рода разведок и спецслужб, которые используют их в своих целях. Те же США в свое время активно помогали бен Ладену и способствовали созданию его организации, которая боролась тогда против советского военного присутствия в Афганистане. Министерство государственной безопасности ГДР, наверное, не без ведома наших спецслужб, поддерживало террористические группы в Западной Германии, в частности так называемую Красную армию. Многочисленные исламские террористические организации поддерживаются не только частными спонсорами, но и Сирией, Ливаном, Ираном, Ираком, Суданом, Пакистаном, Афганистаном. Да и можно ли представить себе, чтобы на территории государства существовала крупная организация с сотнями и даже тысячами боевиков, с огромным количеством оружия, включая пушки и ракеты, с тренировочными лагерями и военными базами, с миллионами долларов на счетах, а об этом не знали ни полиция, ни спецслужбы.

Выходит, если терроризм существует — значит, это кому-то нужно, и этими заинтересованными лицами являются государства или группы государств, а если не сами государства, то уж как минимум их спецслужбы, зачастую в сотрудничестве с «коллегами» из других стран. Терроризм всегда существовал под контролем спецслужб, если не «своих», то «чужих», но те возможности, которыми обладают сегодня спецслужбы, и возможность использования этих ресурсов террористами уже представляют огромную проблему. Ну как мог порошок со спорами сибирской язвы оказаться в руках того же бен Ладена или кого-то еще без помощи спецслужб и без использования ресурсов государства? Вот только неизвестно, какого.


Терроризм — это экономика. Преступная

Невозможно обладать такими большими материальными ресурсами, какими обладает современный терроризм, без важнейшего ресурса — денег. Одними спонсорами тут не обойтись, терроризм нуждается в прочной экономической базе, поэтому он развивает «свою» экономику, дающую сверхприбыли, исчисляемые иногда тысячами процентов. Эта экономика построена на преступной деятельности, ведь для терроризма не существует ни моральных ограничений, ни общепринятых правил и норм, ни общественного мнения, — напротив, он их демонстративно игнорирует.

Поэтому террористические организации занимаются торговлей оружием, наркобизнесом, контрабандой, похищением людей с целью получения выкупа, вымогательством и рэкетом (от самого грубого до выкачивания средств через различные «благотворительные» организации — так, например, недавно в США такими организациями было собрано около 5 млн долларов на поддержку чеченских боевиков), торговлей людьми (от продажи женщин в публичные дома до поставки наемников в «горячие точки»), организацией заказных преступлений, азартными играми и другими не менее прибыльными видами деятельности. Естественно, для легализации этой деятельности создается целая сеть «отмывочных» организаций: банки, фирмы, разнообразные предприятия, а также различные «фонды», «институты» и другие «благотворительные», «культурные» и тому подобные организации.

А если ко всему этому добавить еще деньги спецслужб, «спонсорские взносы» отдельных государств, крупные пожертвования частных лиц (а такое не редкость для террористических организаций), то получается экономическая сила, сравнимая иногда с государственной.

Но нельзя забывать, что в основе экономики терроризма лежит преступление; более того, сам терроризм никогда не будет «стесняться в средствах» и из всех путей к цели выберет кратчайший, на какие бы преступления при этом ни надо было пойти.


Терроризм — это война. Необъявленная

Одно убийство — это преступление, тысячи убийств — это война. Когда число жертв террористической организации начинает исчисляться сотнями и тысячами, впору задаться вопросом: «может быть, это уже война?» Когда мы называем это войной, становится как-то проще и легче — да простят меня за это слово, но психологически для многих это действительно так: война все спишет, жертвы на войне — в порядке вещей. Назвав войной ту вакханалию террора, которая разыгралась несколько лет назад на территории бывшей Югославии, мир довольно спокойно реагировал на тысячи жертв, среди которых было множество стариков, женщин и детей.

Но определение терроризма как войны имеет не только психологические причины. Некоторые исследователи терроризма аргументировано утверждают: современный терроризм является формой нерегулярного ведения войны, а не социологическим феноменом. М. Либиг пишет: «Представление, что появление терроризма объясняется тем, что Чвведенные в заблуждение“, в основном молодые люди, попавшие под влияние Чхимерических радикальных идеологий“, встали на путь Чкриминального насилия“, чтобы совершать Чбессмысленную слепую разрушительную работу“, — это представление просто ошибочно». Настоящие причины современного терроризма находятся вне социально-экономических и идеологических условий среды, в которой возникает терроризм. Объективное рассмотрение политических результатов и выгод террористических актов вынуждает ввести в расчет, помимо исполнителей, «заинтересованных третьих лиц».

Генерал фон дер Хейдте характеризует современную нерегулярную малую войну как «тотальную, охватывающую все государство и народ, ведущуюся всеми доступными средствами». В этом длительном столкновении, сначала небольшой интенсивности, но склонном к постепенному нарастанию насилия, побеждает та спорящая сторона, которой в ходе борьбы удается психологически и пространственно изолировать противника и морально так измотать, что он принимает все выдвигаемые условия!

Поскольку терроризму в этой необъявленной войне противостоит одно или даже несколько государств, то целью войны является сломить это государство и навязать ему свою волю.


Терроризм — это политика. Неофициальная

Согласно Клаузевицу, война — это продолжение политики другими средствами, и поэтому терроризм — это тоже «продолжение политики». Но только он является не насильственным «продолжением» пропагандируемого террористами политического «Дела», а служит политическим целям или государственным интересам определенных «заинтересованных третьих лиц». Терроризм является относительно недорогим, но потенциально высокоэффективным способом дестабилизировать и ослабить другое государство, не афишируя своей враждебности к нему.

Терроризму нужны не лозунги и даже не «победа» его «Дела», а Власть, которую он контролирует, направляет и устанавливает — ведь тогда он сможет подчинить себе государство целиком или, если он недостаточно силен, стать «законным» инструментом новой власти и пользоваться этим в своих интересах, не встречая более никаких преград. Сколько раз этот нехитрый сценарий был реализован за последние сто лет!

Ответ на главный вопрос, сформулированный еще римским правом, — «Cui bono», или «В чьих интересах?» — может сказать нам намного больше о терроризме и его природе, чем все его лозунги, теории и идеологические установки. Если есть Интерес — всегда найдутся слова в его оправдание и обоснование!


Терроризм — это война против всех

Поскольку терроризм — война против государства, ведущаяся без правил и не отличающая «мирное население» от тех, кто защищает государство в силу «профессиональных обязанностей», т. е. полиции и военных, то в опасности оказываются все граждане, от мала до велика. Таким образом, с ростом масштаба проводимых терактов и количества жертв терроризм автоматически перерастает в войну против всех людей независимо от их расы, национальности, возраста и пола и поэтому должен быть объявлен преступлением против человечества.

Жертвами терроризма являемся все мы. Современное общество, опутанное сетями коммуникаций, в котором любая новость, любое событие тут же становятся известными и получают общественный резонанс, является намного более уязвимым для терроризма, чем какое-либо племя в джунглях, не имеющее ни телевидения, ни радио, ни газет и не знающее даже о самом существовании терроризма. Ведь главным оружием терроризма является СТРАХ, а вместе с ним — ЛОЖЬ и НАСИЛИЕ. И современные средства массовой информации, пусть даже не желая этого, помогают терроризму в распространении страха, моментально преподнося теракт и его последствия всему миру и подробно описывая все подробности и детали трагедии, иногда даже смакуя их. Они преподносят нам ложь терроризма, публикуя заявления террористов и интервью с ними, где те оправдывают свои деяния некими «высшими целями» или запугивают государство и граждан, как это делал бен Ладен. Они приучают нас к ежедневному насилию в разнообразнейших видах и формах, на фоне чего «обычный» теракт уже выглядит обыденно и привычно, и только его особая изощренность или ужасающие масштабы могут вызвать нашу эмоциональную реакцию.

Поэтому терроризм нельзя победить только военными или полицейскими методами, его нельзя уничтожить, не победив страх, ложь и насилие, которые он порождает и через которые действует. Но в чем их сила?


Терроризм — это Страх

Страх естественен для человека, так как является действием изначально заложенного в каждом живом существе инстинкте самосохранения. Но почему мы не боимся каждый день выходить на улицу, хотя в дорожно-транспортных происшествиях ежедневно гибнут люди, причем намного больше, чем от терактов, однако боимся оставленных кем-то пакетов и сумок, подозрительных «лиц кавказской национальности» и многого другого, что связываем с терроризмом?

Почему объектом теракта были избраны именно США? Почему одним из основных «поставщиков» боевиков-террористов является Афганистан? Помимо политических, идеологических и прочих причин есть и следующая: чем большим количеством вещей ты обладаешь, тем легче тебя запугать. Если ты имеешь дом, машину, работу, счет в банке, акции компаний, то тебя легко запугивать, отнимая имущество по частям, — после сентябрьских терактов в США множество людей потеряло работу, рухнул курс акций на бирже, что затронуло очень многих. И наоборот, чем меньше у тебя имущества, тем труднее тебя запугать и тем легче тебе перейти границу между жизнью и смертью: и вот уже нищета и бесперспективность толкают человека к тому, чтобы за сотню-другую долларов, зачастую фальшивых, сражаться наемником где угодно и за что угодно. Ужас перед лицом терроризма оказывается оборотной стороной комфорта и обустроенности, привязанности к удобствам и нашим «маленьким радостям».

В самом деле, надо ли так бояться смерти, если все мы так или иначе умрем? Говорят, что человек может потерять лишь то, что он уже потерял, поэтому чем больше мы привязываемся к удобствам и комфорту, тем больше мы зависим от них, и тем больше мы их теряем, так как знаем, как сложно их удержать и сохранить. И вот мы уже начинаем бояться — не того, что должно произойти в силу объективных закономерностей, а того, что только гипотетически может случиться.

Терроризм пытается воздействовать на нашу волю, подавить ее страхом. Его целью является сеять панику — ведь паника как раз и характеризуется практически полным отсутствием воли, сломленной массовой истерией. Терроризм пытается сломить волю государства, подавляя страхом волю его граждан, поэтому страх является для него одновременно и целью, и средством. Поэтому первое, что каждый из нас и мы вместе можем и должны противопоставить терроризму и страху, — это Воля: Воля жить в мире и согласии, невзирая на имеющиеся между нами различия; Воля решать проблемы и конфликты по возможности мирными средствами и общими усилиями, а не силовыми методами; Воля оставаться свободными и независимыми, хозяевами своей жизни и судьбы. Наша Воля заключается не только в том, чтобы знать, чего мы никогда и никому не позволим, но и в том, чтобы знать, каким образом, какими средствами и до каких пределов мы будем защищать то, что является для нас самым важным.


Терроризм — это Ложь

Ложь — это, пожалуй, то главное отличие, которое позволяет отделить терроризм от простого бандитизма. Когда бандиты взрывают автомобиль другого бандита или предпринимателя и когда террористы взрывают автомобиль какого-нибудь политика — сам взрыв и его последствия представляются сходными. Но в случае терроризма убийство должно быть «оправдано» некоей «высшей целью», его «Делом», ради которого террорист рискует и готов пожертвовать многими жизнями, иногда даже своей.

По большому счету, само «Дело» террористов представляет собой одну Большую Ложь, так как зачастую не имеет никакого отношения как к истинным намерениям и целям террористической организации и тех, кто за ней стоит, так и к методам, которые используются для достижения этой цели. Но эта Ложь является жизненно необходимым элементом террора, и не имеет значения, будет ли это «Дело» иметь религиозный, национальный, идеологический характер или будет просто местью за что-то.

Во-первых, само существование «Дела», представляемого как основная причина и движущая сила действий террористов, служит для оказания психического давления и помогает решать главную задачу терроризма — нагнетание страха и запугивание государства и граждан. Кому-то может показаться, что выполнение каких-либо требований террористов сможет решить проблему и снять конфликт между террористической организацией и государством, но это огромное заблуждение: достаточно вспомнить историю событий в Чечне. Кроме этого, «Дело» создает видимость принципиальности борцов за него, внушая обществу, что они не отступятся от своего, и придает им ореол непобедимости — ведь государству зачастую бывает очень сложно противопоставить им не менее сильную идею, тем более что альтернативная идея должна быть реальной, чего совсем не требуется от идеи, проповедуемой террористами.

Во-вторых, это «Дело» позволяет создать террористам ореол мучеников и борцов за идею в глазах некоторых людей, особенно людей недалеких и не имеющих своей точки зрения, внутренних критериев. Это создает в определенной среде обстановку лояльности к террористам и их методам, а также помогает вербовать новых членов террористических организаций и помощников, особенно среди людей внушаемых, с деформированной психикой, неуравновешенных, склонных к насилию, преступников.

В-третьих, это помогает преодолеть в сознании террористов страх перед государством и его силовыми структурами, страх понести ответственность за то, что они делают, и даже страх смерти. Ложь терроризма разъедает души террористов (если они у них еще остались) и делает из них зомби, беспощадных и не колеблющихся убийц. Зачастую в надежде попасть в рай, который им обещают, они неминуемо и неудержимо стремятся в ад — ведь в раю не может быть места для тех, кто несет боль и страдания множеству людей. Террористам не страшна смерть, потому что они уже умерли как человеческие существа, их души настолько отравлены ложью, что не способны ничего воспринимать и тем более реагировать по-человечески.

Эта смерть души порождает насилие настолько бессмысленное, жестокое и ужасное, что превышает разумение нормального человека, и поэтому ему очень трудно противостоять этому насилию.


Терроризм — это насилие

Насилие террора имеет своей целью не получение материальных и иных благ и даже не выполнение выдвигаемых требований, а воздействие на рассудок тех, кому террор хочет диктовать свою волю. Поэтому в число жертв террора входят не только пострадавшие в рук террористов, а общество в целом, его коллективный разум. Когда разум не может соединить цели терроризма и те средства, которыми он пользуется, когда люди не могут себе даже представить, как это можно совершать такие ужасные злодеяния и убивать ни в чем не повинных людей, как это группка безумцев может угрожать существованию целых наций и народов, вплоть до всего человечества, — тогда общество оказывается в растерянности и не может разумно реагировать на требования террористов, не в состоянии дать им справедливый и адекватный отпор.

К сожалению, насилие входит в нашу жизнь не только напрямую, через преступления. Искусство, особенно кино и видео, настолько приучили нас к насилию во всех видах и формах, настолько культивируют его, что оно уже становится для человека естественным. Типичный герой либо борется с одним насилием при помощи другого, либо пытается убежать от насилия, которое всюду преследует его. Фантазия создателей многочисленных триллеров и боевиков бывает настолько причудлива и изощренна, что способна дать преступникам и террористам, реальным и потенциальным, сотни, если не тысячи способов совершения преступлений. Если уже существуют «разработанные» сценаристами и режиссерами и показанные во всех деталях и подробностях сценарии проведения терактов, то найдутся и те, кто захочет воплотить эти сценарии в жизнь.

Ежедневно слыша о преступлениях и насилии по радио, видя его по телевизору, читая о нем в газетах, люди настолько привыкают к нему, что уже не воспринимают окружающий мир без него. Многим оно уже кажется единственным и самым простым способом решения всех вопросов и проблем. И в то же время люди привыкают к мысли, что они сами не могут ничего противопоставить насилию, что насилие — это своего рода лотерея, где жертвы выбираются случайным образом и всякое сопротивление насилию бессмысленно.

Мы должны не столько сами пытаться «убежать» от насилия, избегать его, но всеми силами делать так, чтобы в окружающем нас мире насилия становилось все меньше и меньше. Мы должны противостоять насилию на всех планах, и если на плане организационном в борьбе с насилием главную роль играет государство с его силовыми структурами, то на плане человеческом нашей задачей является сделать насилие неприемлемым для человека и общества. Перед лицом насилия мы не должны терять свой разум и впадать в панику или в ступор, как индивидуально, так и на коллективном уровне. Мы должны оставаться твердыми и не давать запугать себя или подчинить наш разум чужой преступной воле. Как говорил философ-император Марк Аврелий, «ни с кем не случается ничего такого, чего он не в силах был бы вынести». Разум — это единственное в человеке, что может оставаться свободным, несмотря на любые цепи и темницы, при любых обстоятельствах, и никакое насилие не властно над ним.


Терроризм — это джинн. Вырвавшийся из бутылки

Как ни прискорбно, терроризм является фактом нашей жизни. Война объявлена, и хотя мы не знаем всех тех, кто ее объявил, у нас нет другого выбора, как загнать выпущенного на волю джинна обратно в бутылку. А поскольку прежнее обиталище джинна, ограничивавшее его действия территорией отдельных стран и регионов, уже разрушено и терроризм гуляет по всей планете, не обращая внимания на границы и таможни, требуется создание новых структур и способов действия, которые смогут остановить его распространение и эффективно бороться с ним. Это потребует координации усилий многих, если не всех, государств, совершенствования законодательства, особенно международного, создания новых форм и методов борьбы с терроризмом, повышения уровня безопасности жизни каждого человека.

Но кроме государственных и международных усилий есть те усилия, на которые способен каждый из нас. Если человечество представляет собой совокупность индивидов, каждый из которых противостоит всем остальным в борьбе за собственное существование, — тогда терроризм является вполне логичным средством этого противостояния и способом выживания ценой гибели остальных. Если же человечество является объединением (хотелось бы сказать — содружеством) людей, которые имеют некие общие цели своего существования, которые хотят жить в мире друг с другом, оказывая друг другу помощь и поддержку и получая их, в свою очередь, от других людей, то тогда терроризм является преступлением против всех и каждого, независимо от того, где и каким способом он наносит удар.

Мы пока не можем заставить другие государства бороться с терроризмом, нам трудно воздействовать и на свое государство, но от каждого из нас зависит, чтобы Воля, Любовь и Разум, которыми мы обладаем как всякое человеческое существо, не поддавались Страху, Лжи и Насилию, которыми орудует терроризм в попытке подчинить нас. И если нам удастся действовать с Волей, Любовью и Разумом, то преступность и терроризм, лишенные опоры и подпитки, будут слабеть и постепенно уходить в прошлое.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1558675450