С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ

Создавая уникальные памятники культуры и преображая мир вокруг себя, этруски гораздо большее значение придавали жизни после смерти. Не потому ли, что знали о ней нечто такое, чего не знаем мы?

«Этрусская дисциплина»

Они считали себя потомками и наследниками самих богов. Как рассказывают их легенды, когда-то давным-давно этрускам явился бог Таг. Он возник на только что вспаханной борозде, прямо из-под земли в облике младенца, чтобы дать этрускам божественные каноны и обучить их искусству предвидения. Он знал все тайны природы и велел собравшимся вокруг него лукумонам — 12 великим правителям этого народа — записывать его рассказы. За один день Таг состарился, поседел и, исполнив свою миссию, ушел обратно в землю. Откровение записали слово в слово; позже его дополнила нимфа Вегойя, и свод древних знаний со временем стал «библией» жителей Этрурии.

На протяжении многих веков «Этрусская дисциплина» — так называлась эта книга законов, норм и правил — определяла взаимоотношения загадочного народа с богами. И хотя до нас дошли только ее фрагменты, по ним мы можем судить о взглядах этрусков на природу, человека и религию — три грани единой жизни. В мире, верили они, ничто не происходит случайно; любое событие или природное явление есть лишь отражение того, что свершается на невидимых планах вселенной. Римский философ Сенека замечал: «Между нами, римлянами, и этрусками существует следующая разница: мы верим, что молнии обязаны своим происхождением столкновению облаков; они же, наоборот, считают, что это облака встречаются для того, чтобы произвести молнию. Веря в божественное происхождение всех вещей, они не считают, что события исполнены некоего смысла потому, что произошли; напротив, они происходят потому, что заключают в себе некое послание».

Одна из их священных книг называлась Ostentario, «Собрание чудес». Чудом этруски считали саму жизнь, во всех ее проявлениях, — и она всегда была больше, чем просто «жизнь».

Сакрализация жизни

По их представлениям все сущее было проявлением Божественной мысли в земном, двойственном по своей природе мире. Но поскольку все сотворенное неумолимо стремится к хаосу и, «разворачиваясь» в пространстве и времени, изначальный замысел Творца неизбежно искажается, необходимо вновь и вновь приводить сотворенный мир в порядок, восстанавливать его связь с Небом, с Создателем.

Тайны этой божественной науки знали жрецы этрусков. Чтобы ограничить власть хаоса и профанного, восстановить связи между землей и Небом, микрокосмом и макрокосмом, они приводили в гармонию земные объекты с движущимися по небу светилами. Так любое пространство — будь то город, или холм, или долина, любой участок земли, небесного свода либо внутренности жертвенного животного, — превращалось в священную территорию, «храм», «место Закона».

Чтобы наблюдать божественные знаки, жрец находил четыре основных точки горизонта и обозначал на земле крест с двумя главными осями — север-юг (кардо), восток-запад (декуманос). Затем он делил земной круг в шахматном порядке на 16 частей; считалось, что в каждой из них обитало свое божество. И по тому, в какой из «частей» пространства происходили знамения (куда попадали молнии, где пролетали птицы и т.д.), жрецы-авгуры определяли, кем из богов было послано предзнаменование и благоприятно ли оно.

Важное место в сакральной жизни этрусков занимало гадание на внутренностях жертвенных животных. Жрецы-гаруспики делали предсказания прежде всего по гладкой поверхности печени, но и другие органы — сердце, легкие и селезенка — помогали объяснить божественные знаки. О науке гаруспиков мало что известно. К счастью, в 1877 году была найдена бронзовая модель бараньей печени (служившая, вероятно, для обучения жрецов), также размеченная на участки, каждый из которых «принадлежал» определенному божеству. На одной стороне выпуклой поверхности печени имелось этрусское название Солнца, на другой — Луны: эти стороны обозначали дневную и ночную сферы, а вся печень целиком являлась своеобразной «схемой» неба, и форма каждой из ее частей раскрывала опытному глазу то, что замыслили боги.

При гадании этруски обращали внимание на цвет и форму молнии, время и место, куда она ударила, ее последствия. Как рассказывают античные авторы, некоторые молнии «не советовали» приниматься за дело, другие посылались уже после того, как человек совершал что-то, и показывали, хорошим или плохим был его поступок. Особые молнии предназначались для того, кто ничего не делал и не намерен был делать, и являлись напоминанием, а иногда и прямой угрозой.

Этруски глубоко понимали закон циклов, умели читать будущее и воспринимать знамения, рожденные непрерывным движением жизни во вселенной, где единственно верный путь — одновременно горизонтальный и вертикальный. И искусство гадания было тесно связано с необходимостью хранить вертикальную ось, — чтобы жизнь не опускалась лишь в горизонтальное измерение, чтобы не разрушались границы миров, а священное время не подменялось профанным.

Жизнь и ритуал

Мир, в котором живут люди, постоянно сбивается с заданного Творцом ритма, повинуясь которому живет вся вселенная. Из-за этого происходят несчастья и бедствия, и всеобщие, и частные. Вновь найти вселенский ритм этрускам помогали ритуалы, повторявшие действия, которые боги совершали в самом начале времен, создавая мир. И потому вся жизнь этого народа была выстроена в соответствии с ритуалами. «Книги ритуалов», очень важная часть учения этрусков, содержали описание «календаря» праздников, церемоний и приношений, которые посвящались каждому божеству, — это была живая, постоянно обновлявшаяся часть древней магической традиции. Многочисленные упоминания даров, делавшихся божествам, свидетельствуют о том, что этруски не воспринимали богов как нечто далекое и недоступное, а между ними существовали узы сотрудничества и взаимопомощи.

Судьба человека

Человеческая жизнь делилась на 12 семилетних циклов — «недель». Каждая такая «неделя» приносила человеку новые возможности, ставила перед ним особые задачи; он получал дары от богов и мог обращаться к небожителям с просьбами. Когда заканчивался десятый цикл и человеку исполнялось 70 лет, он утрачивал право просить и получать от богов что бы то ни было. А в конце 12-й «недели», в 84 года, люди «выходили из своего духа», и им уже не нужны были знаки. Те же самые циклы, но более длительные, определяли жизнь городов, государств и целого человечества. Эта вера этрусков в расцвет и закат всего, что существует на земле, стала основанием для несправедливых обвинений их в пессимизме. На самом же деле очень многие древние народы верили, что человек и его судьба, как и судьба любого народа, тесно связаны с ритмами космоса и что надо всем властвует единый закон циклов. Он дает обновление через смерть, которая в действительности есть возвращение к истокам.

Тайна числа 12
Число 12, связанное со знаками Зодиака, этруски почитали одним из самых важных. В их пантеоне было 12 «советующихся» богов, в их стране существовало 12 главных городов-государств, объединявшихся в духовный союз. Каждый год правители избирали главу союза, а во время военных походов передавали ему свои 12 топоров-секир, поручая общее командование. Заселяя новые земли — например, в Кампании или долине Пада, — этруски везде образовывали союзы 12 городов.


Жизнь для этрусков была коротким мгновением по сравнению с вечностью, которой человек принадлежал и к которой возвращался. Символическим выражением этих представлений было и то, что свои жилища и даже храмы этот древний народ строил из быстроразрушающихся материалов, а гробницы — из каменных блоков, переживших тысячелетия. Дома и храмы этруски украшали образами «пограничных» животных (чаще всего это была лошадь) — они связывали мир живых с миром мертвых и указывали умершим путь в иной мир. В Аквароссе некоторые дома были покрыты черепицей с изображениями (белыми на красном фоне) змей (стихия земли), коней (стихия воды) и аистов (стихия воздуха). Причем эти рисунки видны были только сверху, с «небес», а те, кто шел по улице, не замечали их. О том, что происходило с человеком после смерти, рассказывали Libri fatales — до нас дошли лишь небольшие отрывки из этих книг, сохраненные разными римскими и христианскими авторами. Из них мы знаем, например, что этруски верили в загробный суд, который вершила крылатая богиня Вант, и поэтому клали в гробницу умершего «книгу жизни», чтобы богиня не была к нему слишком суровой.

Согласно учению этрусков, человеческая история продлится 6000 «лет» (боги создали вселенную тоже за 6000 «лет»), и каждому народу предопределено свое число «веков». Этрускам было отмерено 10 «веков», Риму — 12. Начало и конец этих периодов могли определить лишь жрецы — по некоторым, известным только им приметам. Каждый «век» начинался с «золотого» времени, но постепенно из-за жадности и зависти людей, глухоты к предупреждениям, которые посылали боги: землетрясениям, бурям, наводнениям, — начинались страшные бедствия. Когда же своими страданиями и осознаниями люди искупляли прежнюю нечестивость, начинался век новый, и заново устанавливались связи с божественным.

На пороге бессмертия

В книге пророчеств нимфы Вегойи, повествующей о сути границ и последствиях нарушения закона, как заклинание, постоянно повторяются слова: «Сохраняйте границы».

Священные знания этрусков хранили великие лукумоны: именно они прокладывали на земле «священные границы», проводили божественные законы на землю — и тогда наступало «золотое время». У лукумонов были свои знаки власти и атрибуты, по которым их узнавали: золотая корона, секира, пурпурная кайма на одеянии, плащ, расшитый звездами, скипетр с изображением орлаѕ Память о подобных королях-жрецах сохранилась в преданиях и кельтов, и майя, и шумер, и египтян: с небольшой группой приближенных — своим «племенем» короли-жрецы приходили на земли, где уже жили племена, возможно некогда великие, и учреждали мистерии и таинства, передавали символы, закладывали основы новой цивилизации. Возможно, так в Италию пришли тиррены — легендарные «пираты» и «рыбаки» с древних фресок, владыки морей, — пришли с востока, где восходит Солнце, чтобы зажечь огонь западной цивилизации.

Этруски знали, что должны уйти. Но рядом рождался новый мир — будущий великий Рим. И лукумоны пришли в Рим с миром, когда это было еще маленькое поселение на холме. Они осушили болота и построили стены Вечного города, заложили Капитолийский храм, провели реформы и дали законы. В конце VI века до н.э. римляне изгнали этрусских царей и начали вести войны с их городами. В это же время этруски потерпели поражение от греков под Кумами, им нанесли тяжкий удар кельтыѕ Но описание их поражений лишь «внешний фон» совсем другой истории. Этруски долго готовились к уходу. Постепенно, с III века до н.э., они растворились среди нового, молодого народа, успев, однако, передать ему все, что должны были: магические знания, науки и искусства, законы. И подготовить новый золотой век человеческой истории.

Материал подготовили Анна Кривошеина, Илья Бузукашвили
На фреске из «Гробницы охоты и рыбной ловли» (VI век до н.э.) нарисовано глубокое море, в котором плавают дельфины, и бездонное небо, где свободно парят мириады птиц; на скалах друг против друга изображены два человека: один готовится метнуть копье, другой ныряет в воду.

Небо символически представляет духовный мир, птицы — божественных существ. Волнующееся море — это мир становления, наш мир, двойственный и меняющийся, где все рождается и умирает. Человек, прыгающий в воду, — это душа, в начале времен «упавшая» с небес в воды становления. Правее видны дельфины, они то появляются, то исчезают — как человек, который рождается, умирает и вновь рождается, приобретая в каждом земном воплощении новый опыт.

Рыбаки — это посвященные, «ловцы» душ, те, кто выводит их за пределы становления к духовному пробуждению. Они не погружаются в воду, но остаются на поверхности, поддерживаемые мудростью: на носу лодки — божественное око.

Наконец, в правой части фрески изображен пробужденный человек: он достиг твердой земли, острова, центра мира. Своим копьем он целится в птиц — став посвященным, он научился работать с архетипами и управлять силами природы.




Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"





обновлено1568616347