С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Ирина Белая

КАНИКУЛЫ В ТАРХАНАХ

Записки Взрослого


Поездки с детьми куда-либо, как, впрочем, и походы, — это большой труд. Маленькие или большие, они в любой момент готовы разбежаться в разные стороны, порезать руки-ноги, поссориться, потеряться.

Большой труд и большая усталость...

Но самое главное — почти никогда не видно отдачи.

Возвращаясь из очередного странствия, я в последний раз глазами пересчитываю ребят по головам, облегченно вздыхаю и клятвенно обещаю себе больше никуда не уезжать.

Но потом словно бы из воздуха, которым мы дышим каждую секунду, в какой-то миг появляется новая мечта и зовет в путь.

У вас дома случайно нет какого-нибудь человека лет этак двенадцати-пятнадцати?

Подарите ему на каникулы приключение. Приключение, у которого будет запах дороги, вкус романтики и звук поэзии. Поверьте, воспоминания и новые впечатления — это и дивное лекарство от многих душевных болезней, и витамины для духовного роста. Дорога помогает что-то забыть или что-то вспомнить, дорога лечит, объединяет попутчиков в одну команду.

Уже совершенно весеннее солнце слепит глаза. Мы идем по снегу. Белому-белому, как из сказки. Мы такого чистого и бесконечного снега не видели уже тысячу лет. Хочется упасть в него спиной и... улететь глазами в синее-синее небо. Это свобода. Это полет. Это поэзия. Это романтика.

Мы приехали в гости к Лермонтову.

Тарханы...

Мне раньше казалось: в этом слове спит что-то слегка азиатское. Но более русское трудно найти.

Это совсем рядом.

Ночь в поезде «Москва — Пенза» — и мы в ином мире.

В этом мире есть низенькие домики с крышами, припорошенными снегом, и с сосульками невероятной длины, которые висят так низко от земли и так сильно напоминают прозрачные шпаги, что дорога от турбазы до музея превращается в настоящее сражение.

В этом мире есть экскурсовод, который знакомит с усадьбой, ведет из комнаты в комнату, показывает личные вещи поэта, читает стихи. Но это все внешняя цепочка событий, за которой кроется настоящее похищение из обыденности в иной мир...

Время полетело просто с космической скоростью...

Мы обогатились кислородом морозного, солнечного воздуха, не выспались из-за желания вдоволь наговориться, послушать (а может, и спеть) песни под гитару, из-за тонизирующей прохлады в комнатах турбазы и еще из-за... Но взрослым знать все совсем не рекомендуется.

Мы узнали о том, как жил и творил великий Человек, чье сердце никогда не знало покоя, чей взгляд всегда устремлялся к звездам, а в стихах вечно жила песня то ли мамы, то ли ангела.

Подержали в руках пистолет, с которым в руках в далеком XIX веке гордые люди побеждали врагов и защищали Честь. Работали за ткацким станком, лепили из глины, учились из разноцветных ниток и лоскутков делать таких же кукол, как те, в которые играли крестьянские девочки в позапрошлом веке. Сидя у теплой печки в доме ключника, смотрели разыгранный обряд крестьянской свадьбы. По очереди катались в санях, играли в салочки, в «бояр». Скатывались кубарем со снежных гор. (Ах, как же нас ругала местная хранительница сугробов!) А потом обедали в уютном кафе блюдами лермонтовского времени. Видели бы вы наши счастливые и румяные лица!

А еще были приглашены на настоящий бал лермонтовского времени. Чинно прохаживались по залу в полонезе, танцевали мазурку, кружились в вальсе с молодыми людьми во фраках и дамами в кринолинах. Локоны сложных старинных причесок вздрагивали в такт музыке...


Записки трудного подростка

Намедни...

Тихо... ночь... кухня... окно... «небо и звезды»... месяц, вырезанный из свечки... город и поезд вдалеке... а больше ничего и нет... но больше ничего и не надо...

Глаза наливаются усталостью и болью... сердце таит немой крик... ВСЁ... я устала...

Я не вижу здесь ни одной души...

— Эй! Меня здесь кто-нибудь слышит? Как же так можно? Разве никто не видит, что мне плохо?

Порой мне кажется, что все ОНИ — зеркала! В их подлости, лицемерии и злости я вижу свои недостатки... я не привыкла обижаться на них, я злюсь только на себя!

«Звезды и небо! — а я человек!»

Я до сих пор не могу поверить, что через сутки я буду на пути в Тарханы...

Вещи собраны... совсем немного вещей... главное — тетрадочка для стихов и ручка. А все остальное поместится и в душе...

День отъезда...

Весь день прошел в бытовых ссорах... единственное, что мне хотелось сделать, — это сесть в поезд...

...и наконец-то это случилось... нестройный ряд вагонов закряхтел и пустился в свой долгий путь, оставляя все мои проблемы на перроне... сердце легко окунулось в свободу... улыбки и радость (пускай и не совсем искренняя), столбы, провода, домики и мосты — все это погружает в пелену поездки... карты, смешные разговоры...

Ночью в поезде...

Чух-чух, чух-чух — тихо скрипит сердцем поезд... успокаивая мерным ритмом...

Ночные разговоры, горячий кофе и тот же месяц-воспоминание на небе... а больше ничего и нет, а больше ничего и не надо... записная книжка пополнилась еще одним стихом... в душе появились ростки хорошего настроения...

День первый...

Выходишь и не можешь открыть глаза — так ослепляет снег! Создается впечатление, что я попала в сказку... маленькие деревянные домики... добрые сказочные люди и маленькие моськи...

Никакого московского пафоса... никакой городской суеты... только доброта и простота...

Катание на лошадях и комнаты усадьбы, пропитанные светом... Чтение стихов и игра в снежки... байки и необыкновенная легкость — вот лучшее лекарство от душевных проблем !

Ночь... «небо и звезды», а еще снег, мерцающий маленькими снежинками-огоньками, рвущимися в небо...

Они тоже станут звездами ... припасенные бенгальские огни и сказка... а больше ничего и нет... а больше ничего и не надо...

День второй...

Тихое утро... часов шесть... бильярд с печеньем... мы нашли живого лягушонка, который грелся у батареи... разве это не чудо? Уже светло... я уже очень давно не видела такого света... спокойно и весело!

Собираем вещи и готовимся к балу... Бал! Говорят, как-то Лермонтов решил провести бал на платформе над пропастью... все так кружились в фигурных вальсах, что под конец и не замечали этого! Шорох платьев, кокетливые улыбки, блеск глаз и выправка кавалеров, блеск украшений, стук каблучков — все это сливается в музыке и увлекает за собой...

Отъезд...

Вещи собраны... осталось только попрощаться с лермонтовским небом, снегом-аргентумом и ощущениями свободы...

Все приуныли... никто не хочет уезжать...

— А может, останемся?
— А мы сюда вернемся?
— Что, мы уже уезжаем?

Автобус... свет выключен... сзади доносятся веселые песни... а в голове куча разных мыслей... Я возвращаюсь, но куда? Спокойно...

Я отдаю себе отчет
в том, от чего я отказалась...
все прошлое мое — не в счет,
грядущее — святая радость.
я знаю все, что мне грядет:
грядет любовь и расставанье,
грядет нелепое страданье...
я отдаю себе отчет...

я отдаю себе отчет,
смотря в улыбки непохожих,
что все земное утечет,
ты утечешь в толпу прохожих,
из жизни все уйдет моей,
уйдут нелепые страданья,
вот только... только б поскорей
найти любовь, но расставанье
придет, уверена: придет,
придет! иначе не бывает!
вот так вся жизнь моя течет,
Меня Забвенье Утешает...

Станислава Гурова,
ученица 10 «В» класса
лицея «Вторая школа»


Тарханы

Тарханы вошли в судьбу Лермонтова как самый драгоценный уголок России, которую он так сильно любил. «Кругом родные все места», — писал он за год до смерти, стремясь мечтой в любимые Тарханы.

Золотой фонд Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» составляют принадлежавшие поэту предметы: его рисунки и картина «Кавказский вид близ селения Сиони», фарфоровая чернильница, бронзовая печатка, походная шкатулка, портсигар, трубка, альбом, фамильная икона Столыпиных и многое другое. В музее собраны издания произведений Лермонтова, оригинальные иллюстрации к ним Врубеля, Коровина, Репина.

Одновременно «Тарханы» — это высокий образец усадебного садово-паркового искусства. Уникальны их природные богатства — парки с аллеями, с каскадами живописных прудов, фруктовые сады, рощи... В усадьбе хранятся редкие предметы помещичьего быта XVIII — начала XIX веков: мебель, посуда, живопись, скульптура, книги.

Музей-заповедник стал крупнейшим в стране научно-исследовательским и просветительским центром лермонтоведения; здесь проводятся научные конференции, театрализованные экскурсии, литературно-музыкальные вечера, фольклорные праздники, викторины, театрализованное представление «Минувших дней очарованье» с элементами бала лермонтовского времени, возрождаются местные промыслы: ткачество, лозоплетение, гончарное искусство, вязание.

Более подробная информация на сайтеhttp://tarhany.ru




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»






обновлено1563331024