С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Что такое «Новый Акрополь»?


Этот вопрос часто можно услышать от тех, кто впервые знакомится с этим явлением. Побывавшие на конференции считают, что это научное общество, участвовавшие в нашей экологической акции — что это нечто «типа Гринписа», танцевавшие на наших балах — что это студии творчества. А услышав слова «классическая философская школа» и вовсе запутываются. Естественно, непонятное может рождать самые разные слухи и домыслы.

Дадим слово людям, которые больше других и точнее других могут рассказать о «Новом Акрополе». Потому что сами его создавали. Зададим им — виртуально — те вопросы, которые нам чаще всего задают. Ответы — реальные.

Итак, наши собеседники:
Хорхе Анхель Ливрага (Х.А.Л.)(1930—1991), основатель и первый руководитель «Нового Акрополя»,
Делия Стейнберг Гусман (Д.С.Г.) — нынешний международный руководитель «Нового Акрополя»,
Елена Сикирич (Е.С.) — основатель и руководитель российского «Нового Акрополя».

  • В чем заключается задача «Нового Акрополя» и какие средства, по Вашему мнению, наиболее подходят для ее осуществления в наше время?

Делия Стейнберг Гусман: Многие уже знакомы с нашими тремя основными принципами, поэтому я расскажу в общих чертах о действии «Нового Акрополя» как организма и международной ассоциации. Коротко повторю эти принципы. Первый принцип — объединение всех людей, невзирая на различия в возрасте, поле, социальном положении. Второй принцип — сравнительное изучение искусства, науки, философии и религии. Третий принцип — исследование, способствующее пробуждению и развитию скрытых потенциалов человека, и изучение законов Природы, о которых нам тоже мало что известно.

В этих трех принципах заключены основные направления акропольской идеи. Задача «Нового Акрополя» — осуществить на практике единение людей, о котором мы говорили; единение, к которому можно прийти через познание самих себя и более глубокое понимание Природы. Кроме того, у нас есть возможность познакомиться со всем тем, что нам оставили великие люди истории в области науки, искусства, религии и философии. Говоря о великих людях, я имею в виду все цивилизации, не ограничиваясь только Западом или только Востоком. Прежде всего, было бы интересно найти то общее, что связывает Восток и Запад.

Как лучше осуществить эту задачу? Через создание классической философской школы, что мы и делаем на практике. Я не говорю о «школе классической философии», потому что тогда в ней изучалось бы только то, что относится к античности. Речь идет о школе классического типа или стиля, что предполагает широкую область изучения. Это и есть те средства, которые мы применяем на практике.

Эта философская школа имеет два направления деятельности. Первое — культурно-гуманистическое, которое при этом позволяет людям познакомиться с нами. Второе — собственно философское, дающее возможность обучения каждому, кто стремится к более глубокому пониманию философии.

  • «Новый Акрополь» — международная школа. Когда она была создана и кем?

Елена Сикирич : Школа существует более чем в сорока странах мира. Она была основана в 1957 году профессором Хорхе Анхелем Ливрагой, итальянцем по национальности. Он был доктором философских наук и истории искусств, обладателем многих почетных наград и званий в области искусства, науки и литературы. Им и его ближайшими сотрудниками была проделана огромная, кропотливая научно-исследовательская работа, в результате которой была создана программа обучения в Школе... Профессор Ливрага был очень эрудированным человеком, большим знатоком истории мировой культуры, психологии, искусства, науки, религий и — человеческой природы. В нем сочетались качества ученого, поэта, мистика, философа, художника, писателя... Он постоянно удивлял нас проявлениями все новых и очень тонких струн своей души. Личность действительно из разряда необыкновенных и многогранных... Я очень счастлива, что могу назвать его своим Учителем, и каждый раз говорю о нем с искренней благодарностью... Кстати, в первом номере нашего журнала мы подробно писали об этом человеке. После его смерти Президентом международной Школы стала его ближайшая ученица Делия Стейнберг Гусман, талантливейшая пианистка, профессор истории музыки.

  • Получается, что авторами программы обучения «Нового Акрополя» были профессор Ливрага и профессор Гусман?

Елена Сикирич : Нет, они ничего не придумали сами и никогда не претендовали на такое лестное звание. Основу работы Школы, ее программы составляет духовное наследие человечества, та мудрость, те учения, которые передавались из поколения в поколение через философские традиции различных школ древности, через великих мыслителей прошлого и настоящего, таких, как Пифагор, Платон, Марк Аврелий, Джордано Бруно, Елена Петровна Блаватская, Карл Густав Юнг и многих других...

  • Вы говорили, что «Новый Акрополь» — это не только лекции. Музыка, театр, прикладное искусство, научно-исследовательские группы, экология, благотворительность и прочее — похвально, что у вас существует так много кружков. Какие кружки люди выбирают чаще всего?

Елена Сикирич : Строго говоря, это не кружки в обычном понимании этого слова, а вторая, дополнительная, практическая сторона обучения в Школе. Ведь в человеке кроются огромнейшие внутренние богатства и творческие потенциалы. Тянешься к прекрасному — и пытается проявиться художник в тебе. Влечет тебя мудрость — проявляется философ. Стремишься постичь загадочную человеческую природу — проявляется психолог. Мечтаешь познать законы и модели бытия — проявляется ученый... Вот так, по мере своих сил и возможностей, мы и пытались создать условия для целостного развития творческих способностей человека. И мы стараемся, чтобы в рамках своей ученической жизни в Школе человек попробовал пройти через все, почувствовать все... В мастерских прикладного искусства он пытается научиться одухотворять материю, делать живые вещи; через музыку, театр и танец пробует проявить заложенные в нем гармонию, эстетический вкус, чувство прекрасного; в научно-исследовательской работе ищет универсальные «ключи», законы, модели; в экологии пытается проникнуть в душу живой природы, постичь эту удивительную видимую и скрытую жизнь растений, животных, минералов, приобщается к основам не только «физической», но и «духовной» экологии; через благотворительную работу учится понимать душу другого человека, его проблемы, переживания, страдания... Суть не только в том, чтобы сам человек развивался целостно, а в том, чтобы он знал, что вокруг него есть конкретные живые существа, которые в нем нуждаются и которым он хоть в чем-нибудь может быть полезен.

  • Если вернуться к программе обучения — она очень обширна и продолжительна по времени. Ученики в вашей Школе занимаются годами... Не кажется ли Вам, что во всем этом существует опасность «распылиться», говорить обо всем понемногу, но ни о чем — по существу?

Елена Сикирич : В этом была бы доля правды, если бы целью нашего обучения была лишь передача простой сухой информации. Тогда действительно всей жизни бы не хватило, чтобы переворошить и пересказать кучу материалов, книг, мнений, взглядов, да еще и сравнивая их между собой... Но я задаю вопрос: нужно ли это на самом деле? Кому принесет пользу то, что его голова будет напичкана информацией разного рода, которую он сможет в любой момент повторить как попугай — пусть даже он станет мировой энциклопедией познаний, — если все это не находит отклика в душе, если душа его остается равнодушной, мертвой? Поэтому мы стараемся выбирать такую информацию, которая могла бы стать импульсом к пробуждению души, к внутренним изменениям, к новым поискам... Мы стараемся давать не столько знания, сколько ключи, ведущие к ним, применимые в любых жизненных ситуациях, в самых разных областях. Поэтому для нас важно не количество информации, которая дается человеку, а то, как человек использует эту информацию, применяет ее в жизни. Нужно, чтобы она помогала ему выстраивать собственные критерии и мировоззрение, чтобы на основании одного найденного ключа он мог сам искать и открывать дальше... Я работаю преподавателем в «Акрополе» более двадцати лет, но каждый раз, читая лекцию или проводя занятие, я открываю для себя что-то новое. Это и есть суть любого духовного поиска. Мало просто искать — нужно жить тем, что уже нашел...

  • Кто становится учениками вашей Школы? Это какой-то «особый контингент»?

Елена Сикирич : Да нет, что вы... К нам на занятия ходят около полутора тысяч человек самых разных возрастов и самых разных профессий... Самым молоденьким нашим слушателям 13–14 лет, а самым старшим — за 80. У нас есть и профессора университета, и домохозяйки... В Школе существует также детская студия. Дети занимаются по той же самой программе, адаптированной к их возрасту, внутреннему миру, специфическим проблемам и состояниям души.

  • Вы говорите, что в основе деятельности и программы «Нового Акрополя» лежит философия. Что это значит? Что Вы понимаете под философией?

Хорхе Анхель Ливрага : Принято считать, что философия — греческое изобретение. Но слово «философия» означает «любовь к мудрости» или «стремление к мудрости», и я полагаю, что философия как стремление к мудрости родилась вместе с человечеством. Люди всегда искали истину, пытались познать суть вещей. И поэтому под философией я понимаю естественную склонность человека искать нечто основополагающее, те элементы, которые необходимы для его существования как мыслящего существа и как создания, которое является частью Вселенной.

  • Но такой поиск включает в себя и другие области человеческой деятельности, а не только то, что сегодня понимают под философией. Разве, к примеру, ученый или человек искусства не может быть философом?

Хорхе Анхель Ливрага : Разумеется. Во времена античности под философией понималось любое стремление к мудрости, независимо от того, идет ли этот поиск по пути искусства, науки, политики или литературы.

Однако со времен Декарта произошло разделение различных направлений, которые все больше дифференцировались. Сегодня (к понятию «сегодня» я отношу не только нынешний год, но и все наше столетие) человек способствует дезинтеграции культуры. Современную культуру характеризует стремление к специализации, в результате чего люди разделились на врачей, поэтов, литераторов и т. д., которые, в сущности, все могут являться философами.

  • Сегодня философа представляют человеком, далеким от действительности. Каково Ваше представление о деятельности философа в окружающем его мире?

Хорхе Анхель Ливрага : Не думаю, что философ должен изолировать себя от действительности; если он на самом деле ищет истину, первичную реальность, то он прежде всего должен взаимодействовать с окружающей его действительностью. И не думаю, что философ должен удаляться от мира, напротив, он несет ответственность перед историей и временем, в котором живет.

К примеру, Платон для нас является классической фигурой, в каком-то смысле абстрактной. Но и Платон, и Аристотель, и Сенека, без сомнения, жили в своем времени. И хотя они были исключительными явлениями своей эпохи, все-таки они хорошо понимали ее. Думаю, современный философ также не должен полностью удаляться от мира, так как ему нужно попытаться понять и объяснить этот мир. Но не для того, чтобы оправдывать имеющееся положение, а чтобы его улучшить.

На мой взгляд, настоящее является звеном очень длинной цепи, идущей из прошлого в будущее... Философ должен пытаться держаться за цепь в целом, а не только за тот исторический момент, который дан ему судьбой. Однако, говоря так, я ни в коем случае не хочу сказать, что он должен пренебрегать временем, в котором живет. Я убежден в том, что философа касаются все человеческие проблемы, будь то проблемы духовные или материальные, экономические или социальные, политические или любые другие...

  • Вернемся к «Новому Акрополю». На какие средства он существует? Достаточно трудно в нашем мире поддерживать жизнь такой организации, как «Новый Акрополь».

Хорхе Анхель Ливрага : «Новый Акрополь» не ориентирован на прибыль и опирается прежде всего на добровольную поддержку людей. Это значительно снижает расходы на его содержание. Наши затраты сводятся к минимуму и ограничиваются самым необходимым, как, например, аренда или покупка помещения, печатных материалов, пополнение библиотеки и т. д. Наши преподаватели работают безвозмездно, и все, кто сотрудничает с нами в этой работе, зарабатывают на жизнь в другом месте, чтобы не обременять «Новый Акрополь». Таким образом, расходы на содержание такой большой организации, как наша, меньше, чем может казаться извне.

  • Сегодня в мире существует множество самых разных направлений самосовершенствования. Не кажется ли Вам, что представления древних — Платона, Конфуция и других философов — устарели и не подходят для современного человека?

Делия Стейнберг Гусман: Сначала я хочу задать вам два вопроса. Первый: если в мире так много направлений, позволяющих самосовершенствоваться, то почему никто еще не достиг совершенства? Почему мы все еще страдаем, почему у нас много проблем и мы не можем их решить? Второй вопрос: откуда черпают свои идеи все эти современные направления? Из того же самого источника, из той же самой живой воды. И существует только одно большое различие: иногда из-за тщеславия многие из этих людей не хотят признать, что идеи, которые они провозглашают, на самом деле являются идеями Платона, Конфуция и многих древних философов! А настоящий философ не стыдится сказать этого. Современные течения всегда хотят выглядеть оригинальными. А философ не хочет выглядеть оригинальным, он хочет просто быть философом. Он не стремится иметь много идей, он хочет иметь одну хорошую идею. И если то, что говорит Платон, или Конфуций, или Сократ, или Сенека, по сути своей хорошо, полезно, зачем тогда забывать об этом, почему не пользоваться? И то, что они древние, это не страшно — в мире есть очень много древних вещей. Человеческие чувства такие же древние, человеческая боль и страдания такие же древние, человеческая потребность познавать такая же древняя. И все эти «древние» философы говорят не о новых или старых вещах, а о вечных, актуальных человеческих вопросах. И если сравнить нас с древними — прошло 2–3 тысячи лет с тех пор, как они жили, но мы можем констатировать, что с тех пор мы с вами внутренне не очень-то изменились. И поэтому все то, что говорили философы древности, как они решали свои проблемы, актуально сейчас для нас, чтобы решить наши проблемы, которые остались такими же, как и тысячи лет тому назад.

Вот пример, который дает профессор Ливрага. Между римской колесницей и современной машиной есть разница. Она состоит в том, что сила тех лошадей, которые двигали колесницу, сейчас заключена в двигателе, но это та же самая сила. Но если есть разница между колесницей и машиной, то между человеком, который тогда правил колесницей, и человеком, который сейчас ведет машину, большой разницы нет. И у того, и у другого есть постоянные потребности, необходимости души. И поэтому мы всегда изучаем философов, которые могут дать ответы на эти постоянные, вечные потребности души.

  • Какие основополагающие ценности должны сохраняться и развиваться в обществе в условиях современного кризиса и перемен, происходящих в Европе и во всем мире?

Делия Стейнберг Гусман: Первое, о чем хотелось бы сказать, это то, что мы должны защищать и усиленно развивать общечеловеческие нравственные ценности, поскольку им уже давно никто не придает значения.

Сегодня наша жизнь основана на таких ценностях, как потребительство, утилитаризм и все, что из этого вытекает. Во главу угла поставлено преходящее, то, что подвержено изменениям и зависит от социального статуса, престижа и т. п. Мы забыли о тех ценностях, которые облагораживают человека, делают его сильнее, позволяют человеку БЫТЬ, независимо от наличия денег, от социального положения, считающегося столь важным в наше время, от того, насколько значимую роль в обществе играет человек с точки зрения других людей.

В эти нравственные ценности я включила бы все то, что древние называли добродетелями. Сегодня это понятие не в почете, но этимологически слово «virtus» (лат. «добродетель». — Ред.) связано с понятиями «зрелость» и «мужество». Именно добродетели, человеческие ценности дают возможность человеку встретиться с самим собой, выпрямиться и выстроить свою собственную вертикаль.


Ответы цитировались по материалам интервью:
Х.А. Ливрага. Возвращение к философии // Журнал «Новый Акрополь» № 5/2001.
Д.С. Гусман. Мужество возрождаться // Журнал «Новый Акрополь» № 4/2001.
Д.С. Гусман. «Мы смотрим в будущее с оптимизмом» // Журнал «Новый Акрополь» № 5/2000.
Е. Сикирич. «Не все же рассуждать...» // Журнал «Новый Акрополь» № 5/1999.


"Новый Акрополь". Официальный сайт -  www.newacropol.ru

 




Адрес страницы: http://www.newacropolis.ru/magazines/4_2003/newacropol/

время сохранения: 17110 / 22600