С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Илья Вузман

КОГДА ТЕРРОР ОТСТУПАЕТ


17 ноября 1997 г. мир был потрясен чудовищным преступлением, совершенным исламскими экстремистами в Египте. Тогда шестеро террористов в упор расстреляли людей, приехавших со всего мира, чтобы увидеть бесценные сокровища древнеегипетской цивилизации. Шестьдесят два человека были убиты и почти сто ранены.

Трагедия произошла в районе города Луксора на территории храма Миллионов лет царицы Хатшепсут, уникального памятника архитектуры XV в. до н.э. В течение нескольких часов после теракта напуганные зверством убийц туристические агентства мира в спешном порядке эвакуировали своих туристов из Египта. Реакция ученых была иной.

Место, известное сегодня всему миру под именем Луксор, в эпоху Среднего и Нового царств (XXII–XI вв. до н.э.) было блистательной столицей Египта. Древние греки называли ее Фивами. Район Фив — излюбленное место не только для тысяч туристов, но и для ученых, исследующих и реставрирующих памятники. На западном берегу, там, где произошел теракт, в то время работали археологические экспедиции из разных стран: США, Англии, Франции, Германии, Египта. Реакция археологов было единодушной — они возобновили свою работу, как только службы безопасности сняли оцепление. Таким решением ученые выразили свое неприятие террора и насилия.

Храм Хатшепсут быстро привели в порядок, отмыв кровь и посыпав песком каменный пол. Удивительно, но сам храм не пострадал — ни малейшего следа, ни царапины не осталось на его прекрасных рельефах.

22 ноября один из археологов, доктор В. Раймонд Джонсон, руководитель экспедиции университета Чикаго, пришел на место трагедии. Он был поражен атмосферой мира и покоя, царившей в храме. Он пишет: «Невозможно было представить, что произошло здесь всего несколько дней назад. Только засохшие букеты цветов лежали на камнях, и смазанные отпечатки рук одной из жертв еще оставались на полу под рельефами Пунта — безмолвное свидетельство последнего мига жизни кого-то, кто, вероятно, любил эти рельефы так же сильно, как и я».

Рельефы, о которых говорит археолог, — историческая хроника путешествия в далекую и неведомую страну Пунт. С какой любовью и вниманием, точно подмечая детали, вырезал скульптор корабли, отправляющиеся в плавание, проворных моряков, переносящих добычу, незнакомую египтянам тропическую растительность, чужеземцев и их хижины на сваях...

Каких только людей, приходивших сюда на протяжении тысячелетий, не перевидали эти рельефы, чего только не происходило в стенах храма. Вот только такого зверства, как сейчас, не было... А тогда, три с половиной тысячелетия назад, здесь, в Фивах, жил другой народ, открытый и искренний, любящий жизнь и сильный духом. Эти люди верили в бессмертие души и потому не боялись смерти. И террор тогда был невозможен. Террор ведь направлен не против своих жертв, его задача — запугать живых. Пока люди не поддаются страху и противостоят ему, террор бессилен.

Доктор Джонсон уже собирался покинуть храм, когда вдруг увидел в облаке пыли огромную, многотысячную толпу, поднимавшуюся по дороге по направлению к храму. Это была массовая манифестация против терроризма. Простые египтяне — таксисты, лодочники, служители музеев, семейства фермеров и владельцев магазинов, масса детей самого разного возраста — вливались на террасу храма, неся пальмовые ветви и написанные от руки на многих языках транспаранты, обличающие терроризм. Люди окружили ученого и со слезами на глазах стали просить у него прощения, принимая на себя ответственность за случившееся. Люди подходили и подходили. Народу было так много, что все не могли поместиться на террасе, многие остались ниже. Люди кричали и пели, давая выход общему горю и возмущению.

Когда все закончилось, ученый еще долго стоял на террасе и смотрел вниз на дорогу вслед уходящей толпе: «Шум постепенно затихал, пыль улеглась, и все стало таким, как было прежде. Но воздух был заряжен теперь чем-то удивительным, энергией, которая была почти ощутима; и я знал, что Луксор оправится, потому что его люди не были побеждены ужасом. Они боролись с ним, и они победят. Я был так благодарен, что мне удалось быть свидетелем этого, и с тех пор с большей уверенностью стал смотреть в будущее».

Демонстрации продолжались и в последующие дни. Одна из них состояла главным образом из детей, отстаивавших свое право на будущее. Одновременно египетские власти ужесточили меры против радикальных исламских группировок. Все это привело к тому, что у экстремистов практически не осталось приверженцев, и волна терроризма в Египте пошла на убыль. Вскоре вернулись в Луксор туристы, вернулись даже быстрее, чем можно было предположить.

А тем временем археологи продолжали свои изыскания. У них было много работы, и им нужно было с максимальной эффективностью использовать зимний сезон, чтобы успеть сделать запланированное до наступления жары.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1558675191