С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Илья Горячкин

ЗВЕЗДНОЕ ЗОДЧЕСТВО

Взгляд на архитектуру «со своей колокольни»


Среди загадок, терзающих исследователей египетских древностей, храмов и особенно пирамид, среди вопросов «кто?», «когда?» и «как?» есть вопрос, способный отчасти поставить в тупик современного человека. Это вопрос «зачем?».

Зачем, например, возводить сооружения исполинских размеров с такими тесными коридорами и маленькими камерами внутри? Укреплять здоровье? Прятать сокровища?

Зачем применять при строительстве блоки невероятной тяжести, если того же эффекта можно добиться более легкими материалами? Чтобы не растащили на части?

Зачем направлять внутренние шахты на стороны света и звезды с идеальной астрономической точностью, поражая современных исследователей совершенством вычислений и технологий? Зачем? Заронить в прагматичные умы потомков зерна поисков и сомнения? Зачем? Зачем? Зачем?

Так или иначе, человечество судит об окружающих явлениях с точки зрения своего развития, со своей «колокольни», позволяющей видеть дальше или ближе. Вглядываясь в глубину веков, в загадочные древние культуры, приходится признать, что наша «колокольня» отстоит очень далеко от египетских пирамид и храмов. Но, тем не менее, если попытаться, всегда можно что-то разглядеть...

Искусство ориентирования построек по звездам существовало с незапамятных времен, когда зодчему, возможно, впервые рассказали о его роли в этом мире. Еще в античные времена помнили об этом искусстве и включали его в ряд обязательных разделов архитектуры. Об этом подробно говорит Марк Витрувий Поллион в своих знаменитых «Десяти книгах об архитектуре», помимо механики и зодчества включая в разделы архитектуры науку гномонику1. Эта древняя область строительных знаний отвечала за связь с небесными явлениями, благоприятными сторонами света, дуновениями ветров, движением Солнца, планет и расположением звезд. И есть свидетельства тому, что многие эти знания мастера античности почерпнули из Древнего Египта — колыбели нашей цивилизации. Но очевидно, что колыбель во многом превосходила цивилизацию своих последователей.

Великие пирамиды Древнего Египта на плато Гизы, наверное, ярчайший пример такого превосходства. То, что несколько тысячелетий тому назад сооружение размером двести на двести с лишним метров и весом в шесть миллионов тонн удалось расположить точно по сторонам света, может быть, не так удивительно. Но то, что отклонения размеров и направлений при таких массах не превышают одной десятой процента — это для современных строительных технологий совершенство практически недостижимое. Зачем такая точность? Глаза человека, созерцающего величие пирамид, не в состоянии отследить такие нюансы. В попытке ответить можно лишь прийти к констатации, что культура, способная так строить, знала больше нашей. Строители Великих Пирамид знали, зачем размещать их на плато Гизы так, чтобы каждая буквально отражала на Земле расположение «своей» звезды из созвездия Ориона. Они знали, зачем делать массы этих пирамид пропорциональными звездным величинам, — и это стало известно только в наше время, благодаря современной науке. Они знали многое, что нам еще, возможно, только предстоит открыть в будущем.

По сей день пирамиды продолжают удивлять нас открытиями. Совсем недавно под Великими Пирамидами в Гизе был обнаружен целый комплекс подземных храмов, о которых писал Геродот две с половиной тысячи лет тому назад. А ведь еще 10 лет назад над Геродотом посмеивались как над древнегреческим писателем-фантастом. А таинственные числа и предсказания? А самозатачивающиеся внутри пирамид лезвия? Есть открытия и гипотезы, над которыми мы смеемся сегодня.

Исследования американских ученых Р. Бьювелла и Э. Джилберта, посвященные расположению пирамид на плато Гизы, вполне могут указывать на дату их строительства, восходящую ко временам легендарной Атлантиды. В то же самое время углы наклона внутренних шахт пирамиды Хуфу (Хеопса) и их направления на созвездия дают полное право относить время ее создания к годам правления этого фараона. И те, и другие версии правомерны и опираются на знание законов движения небесных светил, которыми жрецы Древнего Египта владели не хуже современных астрономов. Какие еще загадки заложили создатели пирамид в свои творения?

Любой интересующийся с карандашом в руке может проделать простой композиционный анализ, частично основанный на исследованиях того же Р. Бьювелла и Р. Гантенбринка, и самостоятельно обнаружить удивительные особенности разреза пирамиды Хуфу. В основе построения лежит принцип все того же золотого сечения, связывающий геометрию пирамиды, систему внутренних пространств и направления на созвездия. Хочется даже выдвинуть предположение: если архитектура пирамиды так просто и точно указывает на звезды, то, зная расположение звезд, законы их движения и некоторые композиционные приемы, можно с помощью несложных построений создать проект будущей пирамиды. И возможно, именно звезды и являются лучшими в этом деле зодчими. Но опять возникает вопрос: «Зачем?»

Назначение такого гигантского «устройства», наверное, еще долго будет вызывать споры среди исследователей, приписывающих пирамидам всевозможные цели, от оккультных до оздоровительных. Однако с позиции архитектуры интересен сам факт проявления забытой науки — гномоники, той удивительной связи композиции и астрономии, которая может натолкнуть нас на разгадку секретов ныне забытого, задавленного проблемами требований и технологий искусства строительства по звездам.

Архитектура — искусство тонкое и, вместе с тем, довольно конкретная наука. Эта наука говорит, что каждый архитектурный проект, еще до воплощения в жизнь, имеет свой образ — некую чувственную и умозрительную модель, включающую в себя основные закономерности и характеристики будущего здания. А основные закономерности отражаются в его архитектурной композиции. Композиция, в свою очередь, призвана объединить собой идею, замысел, законы и воплощаемую форму. Не видимая неискушенному взору, она, как стержень, нанизывает на себя казалось бы несовместимое — эмоции и технологии, планировочные структуры и религиозные воззрения.

Зодчество Древнего Египта служит прекрасным примером соблюдения этих правил, где все духовные, эмоциональные и физические состояния, по тем же законам архитектуры, должны находить свое выражение в конкретных материальных проявлениях. Благодаря знанию таких взаимосвязей мы можем по воплощенным формам и композиционным законам судить об идеях и вещах менее материальных. Потому, встречая странные сочетания строительных осей и астрономических явлений, стоит также обратить внимание на их философско-символическую сторону.

Как говорят исследователи, звезды в культуре Древнего Египта считались одним из проявлений и обличий божеств. (Зодиак — это тоже древнеегипетская система.) Точнее, каждое божество древнеегипетского пантеона имело свою звезду или созвездие, призванное олицетворять его на небосклоне. Восход или кульминация созвездия служили зодчему ориентиром, знаком и символом для строительства. И уж если египетский храм являлся воплощением пути к Божественному, то этот путь и это Божественное, по законам архитектуры, непременно должны были быть выражены, конкретизированы до уровня зримых и нередко осязаемых образов. Древние египтяне считали, что все видимое и измеримое является тенью Невидимого и Неизмеримого. Присутствие «дыма» всегда говорит о наличии «огня», поэтому в древнеегипетском зодчестве очень важны и конкретная звезда, и конкретная ось храма, ведь именно они и служили критериями правильного пути — правильного действия, движения в верном направлении. Не случайно, наверное, каждый храм в Древнем Египте имеет главную композиционную ось, которая направлена на какое-либо небесное явление. «Беру деревянный колышек, держу шнур с Богиней Сешет; мой взор следит за бегом звезд, око мое направлено на Большую Медведицу; Бог, указывающий время, стоит возле моей клепсидры; так установил я четыре угла храма»2, — пишет фараон Птолемей III Эвергет на стенах восстановленного им храма Хора в Эдфу.

Иными словами, уже в момент закладки древнеегипетский храм был связан со звездой, созвездием, Солнцем — образом божества, домом которого он становился в процессе строительства. Образ этот и руководил действиями зодчего на этапах проекта и строительства и в конечном итоге являлся критерием оценки всей его работы. Не исключено, что не только знание небесных законов, но и умение видеть эти образы позволяло древнеегипетским мастерам своим искусством помогать людям приходить к Божественному и, что для современного человека уже мало понятно, помогать Божественному поддерживать связь с человеческим миром.

Современная философия говорит, что человеку никто и ничто не мешает заниматься духовными поисками и идти к Божественному. Таких людей, несмотря на нынешнее засилье материализма, много, и это обнадеживает. Но если подсчитать, сколько тех, кому никто не мешает, попытались помочь Божественному прийти к человеку, результаты окажутся менее оптимистичными. Конечно, тонкий и невидимый мир выше и совершеннее, чем привычный нам зримый и осязаемый. Но этот тонкий мир не абсолютно всесилен, и любое духовное начало, для того чтобы как-то действовать, будет нуждаться в своем физическом подобии.

Древнеегипетские зодчие это хорошо знали, создавая свои храмы — дома для встречи с богами. Храм по представлению древних египтян — отражение образа и физическое тело божества, с помощью которого это божество сможет проявляться и действовать в материальном мире. Свет Солнца, свет звезд как самая высшая ступень существования физической материи являлся для египтян носителем духовной субстанции, и этот свет, собственно, и «жил» в храме, освещал и освящал его части и был «руководителем» главных этапов его создания. Создание храма, подобно родам, давало возможность Духу иметь не только душу в виде света, но и тело в образе храма. Из поколения в поколение египетские жрецы передавали своим ученикам тайные знания о том, как создавать «Кхат-Нетеру»3 — дома для встречи с невидимыми Принципами и с их видимыми образами на небе. Так, благодаря храмовому строительству, могла осуществляться связь между миром людей и миром архетипов. Живая связь, которая и является основной характеристикой священной архитектуры.

По дошедшим до нас скупым и противоречивым источникам мы мало знаем о священной архитектуре Древнего Египта. Считается, что храмы Египта не были рассчитаны на присутствие множества верующих, что в них не «молились» привычным для нас образом, что это были Великие Дома, древнеегипетские боги обитали там, подобно древним египтянам, жившим в своих жилищах, как в маленьких храмах.

Нам с сегодняшних наших позиций довольно сложно об этом судить, поскольку, слыша слово «храм», мы чаще всего опираемся на типичные для нас представления. Да и само понятие священной архитектуры балансирует где-то между музейными стереотипами и религиозными предрассудками. Конечно, архитектурная наука в наши дни уже не может отрицать важность влияния небесных явлений на жизнь человека. Дело не ограничивается только лишь правилами и нормативами освещения помещений и психологическим комфортом. Домашние «алтари» и «красные углы» в квартирах — лишь малая часть этой непреходящей тяги человека к священному. Но популярная ныне материальная и нематериальная «экология», разделяя творения зодчих на хороший и плохой фэн-шуй, руководствуется пока что в основном критериями практической пользы в решениях жизненных трудностей и проблем. Нет смысла, наверное, говорить о том, что жизненные трудности и проблемы существовали и в те далекие времена, но, видимо, люди древности к ним иначе относились, а вопрос «зачем?» по-прежнему остается вопросом нашего восхищенного недоумения перед великими загадками древнего мира.

Архитектура — отражение времени. Камни ее, подобно магическим зеркалам, способны показать нам далекие времена, о которых уже давно молчат хроники и легенды. И то, что открывается любознательному взгляду, рассказывает о многом, рождая все новые и новые вопросы. Ответы на эти вопросы требуют, чтобы мы время от времени слезали со своей «колокольни». Наша «колокольня», с которой мы пытаемся судить о вещах и событиях, подобно храмам, также имеет свой архитектурный прообраз. Возводя ее, мы закладываем в ее фундамент вечные и сиюминутные ценности, строим стены надежного неведенья и пробиваем в них окна возможного прозрения, поднимая над крышами флаги наших собственных критериев безумия и мудрости. Так мы в течение жизни создаем крепости и шалаши своих убеждений и гипотез. Между тем памятники древности продолжают стоять, не подтверждая и не опровергая наших догадок, и лишь изредка нарушают свое многовековое молчание.

Глядя вдаль, на таинственные древние культуры, на их пирамиды и храмы, хочется верить, что когда-нибудь человечество, спустившись со своих нынешних «колоколен» и поднявшись куда-то еще, действительно сможет дать себе ответ на вопрос «зачем?». Ответ, дающий шанс вернуть в мир Священную Архитектуру — Архитектуру, которую создают и в которой живут Звезды.



______________
1 Термин «гномоника» происходит от слова «гномон» — названия специального шеста, втыкавшегося в землю и служившего в древности для определения солнечного времени и астрономических наблюдений. Использовался архитекторами древнего мира для разметки планов храмов и городов.
2 Перевод Н.А. Померанцевой.
3 Кхат-Нетеру (мн. ч.) от ht ntr — в зависимости от контекста переводится как «Тело Бога», «Место Связи» или «Дом Встречи».



Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





Адрес страницы: http://www.newacropolis.ru/magazines/1_2004/Zvezdn_zodchestvo/

время сохранения: 2139 / 22600