С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Ольга Короткова

КУКЛЫ ТАК ПОХОЖИ НА ЛЮДЕЙ

Кукол дергают за нитки.
На лице у них улыбки,
И играет клоун на трубе.
И в процессе представленья
Создается впечатленье
Что куклы пляшут сами по себе.
Андрей Макаревич

Марионетки похожи на египетские иероглифы, то есть на нечто таинственное и чистое, и когда они разыгрывают пьесу Шекспира или Аристофана, мне кажется, будто священные письмена постепенно покрывают стены храма, запечатлевая мысль поэта.
Анатоль Франс


Признайтесь, давно ли в последний раз вы были в кукольном театре? Да-да, конечно, понятно, что дети выросли, что на все не хватает времени, так много нерешенных проблем; и в обычный театр-то некогда выбраться... Но почему-то наш современный язык постоянно подсказывает слова, которыми мы пользуемся не задумываясь: висеть на ниточке, оставаться за ширмой, надеть маску, чувствовать себя марионеткой...


Откуда и для чего появился этот особый вид театрального представления? Разве не достаточно для показа правды жизни обычных драматических спектаклей, разыгрываемых непосредственно людьми? Но, раз возникнув, кукольный театр продолжает существовать и сегодня во многих странах мира: зальцбургский театр марионеток «Айхерг», чешский «Театр Спейбла и Гурвинека», Пекинский театр кукол и теней, румынский государственный театр «Цендерике», индонезийский театр кукол ваянг-кулит, российский театр кукол под руководством Сергея Образцова... И сегодня куклы разных народов, такие непохожие с виду, принимают на себя роли, часто немыслимые для исполнения человеком, и продолжают не только развлекать нас, но и учить — понимать сердцем, меняться.


Когда и как родились куклы?

Пожалуй, один из самых известных персонажей кукольного театра — непобедимый герой народной кукольной комедии. Узнаете? Большая неправильной формы голова, длинный крючковатый нос, горб, неизменный шутовской колпак и резкий пронзительный голос. Это — Петрушка, или Петр Иванович Уксусов, он способен одолеть все и вся — полицию, попов и даже черта и смерть, — сам же остается бессмертным. Впервые на Руси он появляется в XVIII веке. А в Италии, веком раньше, он же — Пульчинелло, в Англии его называют Панч, во Франции — Полишинель. Судя по найденным при раскопках в Италии статуэткам, точно таким же был и облик любимого героя античной комедии — древнеримского шута Маккуса, прапрадедушки Петрушки.

Но кукольные представления в Древнем Риме — это далеко не начало истории кукольного театра. В своем исследовании «Театр кукол от истоков до наших дней» археолог Ш. Маньян определяет возраст этого искусства — 36 веков (!), утверждая, что по своей сути это культовый мистериальный театр, цель которого — попытка создать живого бога. Но мысль сыграть бога самому для человека древности была кощунственна, и тут на помощь приходили куклы.

«В стремлении изобразить то, что скрыто от глаз, что только лишь угадывается за сменой дня и ночи, зимы и лета, жизни и смерти, человечество с незапамятных времен начинает создавать статуи и статуэтки, олицетворяющие богов... Человек-мастер пытается наделить их движением» (Ш. Маньян). И в самые торжественные моменты культового действа в Древней Индии и Египте, в Месопотамии, Древней Греции и Риме ожившие божества опускались в мир людей, существовали и действовали рядом с ними.

В эпоху средневековья и Возрождения кукольный театр переживал бурный процесс взлетов и падений, обожествления и преследования инквизиции. Порой христианские фанатики разрушали хрупкие тела языческих марионеток, и они валялись рядом с обломками статуй Аполлона, Вулкана и Венеры. Много раз подвергались куклы запрету и физическому уничтожению, их пытали, обезглавливали и сжигали «живыми». Знаменитый парижский марионеточник Бриоше в середине XVII века был арестован во время гастролей в Швеции по обвинению в колдовстве, так как заставлял (как утверждает обвинительный вердикт) «говорить, спорить и двигаться маленькие существа, которые могли быть только дьяволами»...

Но приходили другие времена, христианская церковь возрождала к жизни движущихся кукол, и они изображали Иисуса, Марию, волхвов. Марионетки... Само первоначальное имя европейских кукол уже хранит память об их религиозном происхождении. Марион, маленькая Мария — так назывались во Франции небольшие статуи богоматери, которые использовались в средневековых мистериях. В XIV веке мы вновь встречаемся с ними на празднествах Марии в Венеции; они называются здесь деревянные Марии.

Кукольный театр возрождался вновь и вновь. «Все великие люди, все олицетворения идей, все герои религии, атеизма, эпической поэзии, романа и хроники от Иисуса Христа до Вельзевула... — все они были воскрешены бураттини на подмостках театра марионеток» (Ш. Маньян). Многие известные драматурги, писатели и композиторы вдохновляются театром кукол и пишут для него. Шекспировский «Юлий Цезарь» впервые был поставлен театром марионеток в Лондоне близ Тауэра. Гайдн пишет пять опер для марионеток. Гете, вдохновленный ярмарочным кукольным «Фаустом», создает свое великое произведение. Куклы играют пьесы Метерлинка, Бернарда Шоу и Федерико Гарсиа Лорки.


Предназначение

«Игра — самое чистое и духовное проявление человека. Она — прообраз и копия всей человеческой жизни, внутренней, сокровенной, естественной... Поэтому игра порождает мир с миром. Источники всего хорошего лежат в игре и исходят из нее» (Белецкий «Старый театр в России»).

Сегодня, как и в древние времена, дети поют куклам колыбельные, разговаривают с ними, доверяя самые заветные тайны. Значит, самые первые куклы возникли практически с рождением человечества, когда Первая Девочка — Мама и Первый Мальчик — Защитник всерьез проигрывали свою будущую жизнь.

Сергей Владимирович Образцов называл кукольный театр самым иносказательным из всех зрелищных искусств. Так же как и сказки, легенды, мифы, кукольный театр — это традиция, в нем заключены юмор, талант и философия народа: «Человек не может понимать окружающий его мир только логикой мозга, он должен ощущать его логикой сердца... Кукольное представление обладает концентратом образности и во многих случаях становится тем самым сезамом, без которого некоторые двери совсем не открываются. Ключей нет!»


Сюжеты. Куклы

Удивительным постоянством отличаются сюжеты и герои всех кукольных пьес. За тридцать шесть веков существования это искусство накопило едва ли более пятидесяти устоявшихся типов героев и всего несколько десятков сюжетов, которые перекочевывают из века в век, меняя лишь внешние очертания. «Король Лир», «Ромео и Джульетта», «Фауст» — эти сюжеты, как и многие другие, ставшие гордостью мировой культуры, были известны задолго до Шекспира и Гете не только в устном творчестве, традициях народа, но и в спектаклях кукольников.

Например, родословная одного из современных сюжетов кукольного театра Великобритании «Ночной побег» восходит к новелле Боккаччо «Наказанный ревнивец» из «Декамерона», сюжеты которого, в свою очередь, были почерпнуты автором из антологии стихотворных рассказов XII века «Шатуаман». А они уходят корнями в древнеиндийский эпос «Долопалос», которому около 2000 лет.

Мир кукол велик и разнообразен.

Марионетки — это куклы на нитях, которых ведут невидимые зрителю актеры — невропасты (от греч. «нить» и «вести»). Самые близкие их родственники — ручные куклы-петрушки, надетые на руку. Рядом с европейскими марионетками на сцене движутся громадные, в кованых латах рыцари сицилианского театра и крохотные деревянные головки бразильских мамолэнге, каждая из которых нанизана на палец (пять человечков на одной руке!). Остров Ява — родина тростевых кукол, но сегодня их называют русскими — так широко они прижились в России. Очень похожи на них польские куклы на палочках — на потыках. А в японском традиционном театре «Авадзи» живут огромные (в две трети человеческого роста) куклы нингио, каждой из которых на глазах у зрителей управляют три-четыре актера, одетых в черное и считающихся невидимыми. Ни одна страна в мире не знает такого разнообразия форм и видов театра кукол и теней, как Китай. Их отличает филигранная отделка, живописность костюма и грима.

Но какова бы ни была анатомия куклы, она оживает, лишь если за ее движениями мы ощущаем отражение жизни — мысли и чувства, волнующие нас. Кукла никогда не изображает конкретного человека или животное, но всегда самое общее, непреходящее качество души или характера, присущее многим людям. Кукла — это образ, символ, маска. И потому за хорошо известными именами героев кукольных пьес — Петрушка и Буратино, Карабас-Барабас и Дуремар, Маленький Принц и Джульетта — стоят вечные имена Находчивость и Оптимизм, Злость и Подлость, Мечта и Любовь.

Сила эмоционального воздействия кукол — в возможности сыграть то, что недоступно актеру: в буквальном смысле терять голову, летать в облаках или вырасти на глазах, и тем самым «составить зеркало души и помочь избавиться от зла».


Кукла и человек

«Люди сравниваются с марионетками, так как они, подобно куклам, не имеют собственной воли и управляются нитками, идущими от божества, посылающего радость или горе, удовольствие или страдание» (древнеиндийский эпос «Махабхарата»).

Возможно, что тайна кукольного творчества заключена в наглядности живого, действенного дуализма: управляющий и управляемый. Ведь человеку приходится выступать одновременно и в той, и в другой роли.

Роль первая: человек-кукла. «Каждый из нас представляет одушевленный образ, рожденный по воле богов... Страсти, двигающие нами, подобны множеству веревок, тянущих в разные стороны. Нам известно различие между пороком и добродетелью. Здравый смысл учит повиноваться лишь одной из этих веревок, следуя ее движению с покорностью и настойчиво отвергая остальные. Этой единственной веревкой являются золотые узы разума и закона, только она одна предназначена для управления другими», — говорит Платон. Вот отчего так внимательно следим мы за происходящим в маленьком театре, незаметно для себя учимся у невозмутимых марионеток просто и красиво «играть свою роль», чутко слушаясь указаний Кукольника.

Роль вторая: человек-творец. Другая сторона медали — чудо оживающей материи. Все — от создания образа куклы до управления ею — всецело в руках человека, он сам теперь выступает как творец и собственным творчеством создает жизнь, отдавая свое сердце и разум. Причем в этом союзе есть некая непредсказуемость, неуловимость — кукла не безразлична к действиям человека, его голосу, способу игры. Она или гармонично сливается с теми поступками, которыми живой человек наделяет ее, или бесконечно сопротивляется им, сохраняя свою самостоятельность. Она как бы оставляет за собой право быть самой собой, поскольку часто несет в себе воплощенную традицию.

Не случайно в традиционном японском театре кукол игра актеров-кукловодов скрыта лишь символически — они в черном, значит их нет! Втроем они управляют одной куклой, долгое время находясь в неудобных позах, ни на секунду не имея права расслабиться: все подчинено одной роли, образу, идее, которую воплощает кукла.


Ответственность

В XVIII веке германские кукольники давали своим близким торжественное обещание: никогда ни строчки не записывать из своего репертуара, чтобы рукопись не попала в руки могущих украсть хлеб. В Западной Европе заключались династические браки с целью объединения семейных секретов и неразглашения тайны театра.

На XII конгрессе современной международной организации кукольников УНИМА С.В. Образцов сказал: «Сила воздействия иносказательного искусства кукол, метафоры очень велика, и мы обязаны не только знать эту силу, но и быть очень осторожными, чтобы вместо пользы не причинить вреда».

Но не меньшей ответственности требует это удивительное творчество от нас, зрителей. Процесс пробуждения воображения всегда обоюдный. И когда куклы обращаются к нам на своем языке, то навстречу им надо сделать три важных шага: попытаться увидеть необычное в обыкновенном, уметь удивиться этому необычному и сделать открытие, то есть узнать про себя то, о чем раньше не догадывался.

Если когда-то вы зачитывались «Маленьким Принцем» или «Мастером и Маргаритой», не спешите отказываться от билетов в кукольный театр — это очень взрослое занятие. Вдруг вам повезет, и вы отыщете свой Аленький цветочек, краше которого нет на белом свете.

Выражаем искреннюю благодарность за помощь
и консультацию научному сотруднику музея
ГАЦТК им. С.В. Образцова
Наталье Андреевне Костровой.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1568674243