С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Елена Косолобова

КАРЛШТЕЙН.
ЗАМОК ЧЕШСКИХ КОРОЛЕЙ


Уже с железной дороги на него открывается великолепный вид. Как и положено настоящему Замку, его видно издалека. И всю неторопливую 40-минутную дорогу, которую туристы проходят пешком, он притягивает и манит к себе, как, наверное, пять столетий назад притягивал других странников, идущих поклониться хранившимся здесь инсигниям* Священной Римской империи. Тогда, в течение нескольких десятилетий, Карлштейн был сокровищницей и центром паломничества всей империи.

По дороге к замку почему-то не хочется заходить в многочисленные ресторанчики и сувенирные лавки, маняще выстроившиеся вдоль дороги. Хочется сохранить, донести до конца это трепетное и удивительное чувство ожидания Встречи.

Вспоминаются слова Антуана де Сент-Экзюпери: «Мою крепость я решил заложить здесь. Крепость противостоит пространству, традиции противостоят бегу времени».

Карлштейн одновременно и нов, и традиционен. Несмотря на то что он был создан на рубеже средних веков и Возрождения, в середине XIV века — при короле Карле IV, подарившем замку свое имя, — по своему устройству он напоминает классические средневековые замки с их мощными донжонами и кольцами оборонительных стен. Раньше в замок входили через ворота с мостом, перекинутым через глубокий ров. Современные же туристы, поднимаясь на гору, обходят Карлштейн по спиральной дороге, проходя вдоль мощных стен замка через двое новых ворот (вторые до недавнего времени были снабжены падающим мостом).

Самыми древними и главными постройками замка являются Большая башня (с сокровищницей и капеллой св. Креста), Марианская башня и королевский дворец. Позднее в процессе перестроек замковый двор постепенно заполнялся другими строениями. За всю пятивековую историю его не раз реставрировали, пытаясь придать черты позднего Ренессанса, меняли обстановку и деревянную обшивку стен. Замок был существенно перестроен и отреставрирован в конце XVI века, при короле Рудольфе II, знатоке искусств и наук, при котором Прага второй раз в истории после Карла IV стала культурным центром Европы. До XVII века Карлштейн служил чешской сокровищницей. Этот замок надежно хранил доверенные ему реликвии: ни во время Гуситских войн, ни позднее он ни разу не был взят приступом, поэтому во время государственных смут в него неоднократно свозились не только государственные, но и монастырские сокровища, а в XVI веке, после большого пожара в Праге, здесь было решено хранить судебные книги и некоторые важные царские указы. С XVII века Карлштейн был резиденцией чешских королев, позднее был заложен некоему Яну Кавке, а в XVIII веке императрица Мария Терезия передала его в пользование пансиону благородных девиц.

Но по сути своей он был и остается королевским замком — резиденцией Карла IV, одного из самых любимых в Чехии королей.

В 1346 году Карел Вацлав, наследник Люксембургского престола, практически одновременно стал императором Священной Римской империи и королем чешским. Время его правления было временем расцвета Чешского королевства, когда Прага стала политическим и культурным центром Европы, в ней был открыт один из самых крупных и знаменитых университетов, а сам старинный средневековый городок внезапно вырос и стал одним из самых прекрасных городов мира. Карла IV даже упрекали в том, что он был настоящим «отцом» для чехов, но «отчимом» для остальной империи.

Император, живший на пороге Возрождения, был знаком с гуманистическими идеями знаменитого Петрарки и Коло ди Риенци и, по-видимому, разделял их. Трудно сказать, пытался ли он воплотить в своей империи идеалы совершенного государства, о котором мечтали гуманисты. Скорее всего, нет. Но он пытался создать просвещенное и культурное государство и империю, объединенную под сильной властью государя (к этому времени правитель Священной Римской империи выбирался и даже правил почти номинально — настолько сильной была власть курфюрстов). Известно также, что его правление было практически бескровным, что удивительно, учитывая войны и смуты XIV века.

Центр Священной Римской империи был перенесен в Прагу, где было начато строительство великолепного собора св. Вита. В нем по сей день сохранились изображения гербов всех областей и провинций империи — по-видимому, планировалось, что это будет центральный собор, символизирующий объединенное государство. И практически в то же время в предместье Праги был построен замок Карлштейн, куда была перенесена сокровищница, коронационные регалии чешских королей, а также священные реликвии империи. Их заключили в специально созданный для этой цели огромный золотой крест и поместили в капеллу св. Креста. Не удивительно, что сама капелла представляет одно из самых красивых и уникальных помещений замка: стены ее внизу инкрустированы самоцветами, вставленными в позолоченную штукатурку, а вверху расписаны знаменитым чешским живописцем мастером Теодориком. Но, по свидетельствам историков, сам Карл особенно любил другую капеллу, посвященную святой Екатерине, покровительнице императора, куда он часто удалялся для молитв и размышлений.

Сейчас королевские сокровища хранятся в Пражском Граде — кремле, а в Карлштейне можно увидеть копию Святовацлавской короны — новой чешской короны, изготовленной по приказу Карла IV. Она воспроизводила форму французской короны и заключала в себе священную реликвию — терновый шип из венка Христа, словно давая понять, что престиж власти чешского короля ничуть не меньше, нежели у короля Франции.

Со смертью Карла замок постепенно утратил свое государственное значение. После многочисленных реставраций ему в конце XIX века под руководством архитектора Иосифа Моккера был возвращен прежний, средневековый облик.


***

С этим замком очень трудно расставаться. Несмотря на таинственную историю с тремя безвременно погибшими супругами Карла, в нем вовсе не ожидаешь встретить привидение. Скорее представляется, как Петрарка и чешский король, неторопливо прогуливаясь по изысканно обставленным комнатам или вдоль крепостной стены, обсуждают какие-нибудь философские вопросы. От этого средневекового замка веет духом Возрождения.

Когда мы уже уходили, на башню, словно вестник из Средневековья, сел сокол и сурово глядел на шумных туристов, немного смешно и наивно смотревшихся на древних крепостных стенах.

______________

* Священные реликвии.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1511100541