Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"





С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Ольга Никишина
 

НИКИТСКИЙ БУЛЬВАР

Нет ворот у Никитских ворот,
Но ведь были когда-то же, были —
И опричники зори трубили,
И Никита стерег сей оплот.

 

Наша прогулка по Никитскому бульвару начинается от Арбатской площади. Когда-то здесь были Арбатские ворота городских укреплений, а в глубокой древности на месте площади был лес, который пересекала Смоленская дорога. Именно по ней шли к Москве все нападавшие с запада, и не только с запада, враги. И название этого места, как и всякое имя, имеет свою историю.

Слово «Арбат» — восточного происхождения. Так называли на востоке часть города, лежавшую за пределами стены. Этим путем всегда двигались на Москву крымские татары и называли Арбатом предместье Кремля, а потом — Белого города.

Бывали времена и радостные, и печальные, бывали времена героические. В XV в. схимник соседнего Крестовоздвиженского монастыря Владимир, в миру боярин Ховрин, вооружил всю братию монастыря, разбил войско казанского царя Мехмета и отбил пленных и обоз. В XVII в. именно здесь ополчение во главе с Пожарским разбило польское войско, и победа Пожарского решила судьбу Москвы.

У площадки, где теперь памятник Гоголю, когда-то стоял Арбатский театр. Спектакли здесь шли на русском и французском языках. Это было высокое деревянное здание с колоннами вокруг — Московский Акрополь. Театру было суждено всего пять лет жизни: он сгорел в самом начале пожара Москвы в 1812 г., но был так красив, что о нем писали все авторы московских воспоминаний.

Стояла на площади церковь Бориса и Глеба; был здесь бассейн, из которого брали воду окрестные жители. Вода в него вначале накачивалась прямо из Москвы-реки, без очистки, но с 1858 г. стала подаваться чистая ключевая вода.

Сейчас, стоит нам выйти на площадь, людской поток подхватывает нас и уносит в подземный переход и дальше, дальше, и думаешь только о том, чтобы вовремя вписаться в нужный поворот. Если же остановиться и присмотреться внимательнее, можно среди привычных вещей обнаружить нечто неожиданное. Обращали ли вы внимание, что небольшой павильон метро «Арбатская» имеет в плане пятиконечную звезду и поставлен обособленно, чтобы воспринимался каждый его плавно изгибающийся фасад? Видели вы часовню на месте церкви Бориса и Глеба?

Однако Арбатская площадь — это лишь начало нашей прогулки, и, внимательно оглядевшись, мы выходим на Никитский бульвар. До пожара 1812 г. здесь стояли богадельня, две церкви с дворами причта, дворы купцов и чиновников с лавками, цирюльнями и харчевнями. Когда же был устроен бульвар, усаженный липами, вдоль него стало селиться московское дворянство. В 1826 г. дома по Никитскому бульвару принадлежали: директору императорских театров Ф.Ф. Кокошкину (№ 6), графине Н.О. Головкиной (№ 8а), княгине В.В. Голицыной (№ 8 и 10), конторе Ассигнационного банка (№ 12) и действительному статскому советнику П.Б. Огареву (№ 14).

Каждый дом здесь связан с историей русской культуры. В доме № 7 жил и умер Гоголь. В дом № 8а (ныне Дом журналиста) 20 февраля 1831 г., на следующий день после свадьбы, приехал на бал Пушкин с юной женой. В 1920 г. здесь был открыт Дом печати. Членом его правления был Маяковский. Здесь проходил творческий вечер Блока в последний его приезд в Москву в 1921 г., на котором присутствовала Цветаева. Здесь в последний раз вышел на сцену в Москве Есенин, он читал стихотворение «Цветы». И в том же году москвичи прощались с Есениным. От этого дома с траурной надписью «Умер великий поэт» гроб на руках несли по бульварам и, трижды обойдя с ним вокруг памятника Пушкину, направились к Ваганьковскому кладбищу.

Дом № 12а — самый красивый дом на бульваре, один из наиболее самобытных и ярких произведений московского классицизма. Архитектор Жилярди построил его для генерала Лунина, дяди декабриста М.С. Лунина.

Друг Марса, Вакха и Венеры,
Тут Лунин дерзко предлагал
Свои решительные меры... —

писал о нем Пушкин.

Изящный ансамбль из трехэтажного корпуса с боковыми флигелями отличается необычной для классицизма, тонко уравновешенной асимметрией. В доме Луниных, настоящем украшении Москвы, нет и следа провинциальной наивности, но нет и холодной чопорности. На фасаде здания до сих пор сохранились изящные лепные лиры, они напоминают о музыкальных вечерах в этом доме. Дочь владельца дома вышла замуж за итальянского графа Риччи, оперного певца. Сама графиня Лунина-Риччи тоже обладала прекрасным голосом и не раз пела во дворце Тюильри в присутствии Наполеона. Теперь здесь Музей искусств народов востока.

Во дворе дома № 25, у площади Никитские ворота, нас ожидает самая дорогая находка — церковь Федора Студита, основанная патриархом Филаретом в 1626 г. Маленькая старинная церковка, будто вросшая в землю, вызывает волну нежности и благодарности, и не встречала я еще человека, которого бы она не тронула. В этой церкви не раз пел Суворов, при церкви похоронены его родители. На Б. Никитской отмечен мраморной доской дом № 42, где он родился и жил. Сам храм перестраивался, а шатер колокольни XVII в. уцелел, поэтому стоит отдельно.

Кстати, таких отдельно стоящих (не «надвратных») колоколен в Москве сохранилось только две: вторая здесь же, на площади — у церкви Большого Вознесения, где венчался Пушкин. В XVII в. неподалеку от нее стоял дворец царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, и дорога на Новгород, проходившая здесь, называлась Царицыной. Позже вся эта местность получила название по Никитскому монастырю.

Очень трудно остановиться, когда рассказываешь о любимых улицах, домах. Но, заканчивая прогулку, мы знаем, что скоро вновь отправимся в путь.

обновлено1542824002