С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Ольга Никишина

ПРИГЛАШЕНИЕ В ПАРК



Как в ворота чугунные въедешь,
Тронет тело блаженная дрожь,
Не живешь, а ликуешь и бредишь
Иль совсем по-иному живешь.

Человек всегда создавал свой мир на земле, свой «космос» — лучше или хуже, как мог. Но есть особый мир, дитя двух творцов — человека и природы. Это сады и парки. Они рождались как подобие Вселенной, как живая книга, по которой можно читать тайны мироздания. Высшее значение сада — Рай, Эдем. Здесь все символично: растения, их цвет и запах, птицы, садовая скульптура, тематика фонтанов, посвящения храмов и памятников, деревья, аллеи и пруды, — и значимо для тех, кто умеет видеть неочевидное.

На Руси сады, «вертограды», издавна были одной из самых больших ценностей. Образ сада в древнерусской литературе всегда встречается в высоком значении. Древнерусским строительным законодательством предусматривались обязательные разрывы между зданиями для устройства садов и запрещалось загораживать вид на окружающую природу. В старой Москве дома утопали в садах, и на улицу усадьбы выходили не фасадами, а садами, которые разводились не только для красоты, но и для пользы. Плод считался таким же красивым, как и цветок, — красив видом и вкусом.

Лефортово

Лефортовский парк — когда-то Головинский, принадлежавший сподвижнику Петра боярину Ф. Головину, затем Анненгоф в честь императрицы Анны Иоанновны — по размаху и красоте не уступал Царскому Селу. Именно здесь впервые предстала перед императрицей Елизаветой Петровной пятнадцатилетняя девочка, будущая Екатерина II.

Декоративные или увеселительные «красные» сады появились в Москве в XVII в. при царских дворцах в Кремле, Коломенском, Измайлове. В Кремле на крышах каменных зданий устраивались «висячие» сады с прудами, в которых били фонтаны («водометы») и плавала целая потешная флотилия. Сады эти находились рядом с Москвой-рекой, но гораздо выше, на крышах домов, и эта игра садов и воды создавала острое ощущение нереальности бытия, как бы побеждала в человеке чувство тяжести.

Сады были и школой. В великолепном голландском саду Крутицкого монастыря был построен особый павильон для ученых. В Коломенском под древними дубами маленького Петра учил Зотов. В Измайлове будущий император заводил потешный флот, учась строить настоящий.

Кусково

Кусково создавалось графами Шереметевыми как увеселительная усадьба, с изысканными выдумками и затеями. В праздничные дни на дороге из Москвы стоял столб, приглашавший всех на веселье в Кусково. В одной роще парка гремела музыка, в других ставился балет, пел хор, а по вечерам вспыхивали фейерверки. Все становились участниками этой театрализованной феерии, попадая в особый, фантастический мир.

Измайлово было особенно знаменито, даже в других странах. Здесь был устроен зверинец с медведями, леопардами и рысями. Здесь выращивались хлопок, шелковица, вызревали огромные арбузы и дыни. Здесь была царская пасека и круглый аптекарский огород, висели большие шелковые клетки для певчих соловьев и перепелов. В царских прогулочных садах понастроены были разные расписные «чердаки» (беседки), гроты, «вавилоны» (лабиринты) и «ключ, из чего вода бежит», то есть фонтаны, в которых вода текла из пасти зверей.

К сожалению, сохранились далеко не все знаменитые московские сады. Один из шедевров русского садового искусства, дошедших до нас, — это Кусково с его прелестными павильонами, мраморными статуями, обелисками, вазами, фонтанами, беседками, мостиками, прудами, ручьями и каскадами, горками, ажурными оградами. Каждый уголок удивляет, а в целом парк завораживает и не отпускает. С весны до осени во дворце дают музыкальные концерты. Одна стена зала состоит из окон, а другая — из зеркал, раздвигающих пространство, и парк как бы «входит» в помещение. Может быть, самое большое удовольствие от этих концертов — выйти в антракте в парк и пропасть, потеряться во времени, бродя по его аллеям и дорожкам. На второе отделение публика возвращается медленно и совсем другая.

Архангельское

Архангельское, один из самых прекрасных русских парковых ансамблей, с любовью создавался Голицыными, а затем Юсуповыми. Красота Архангельского в любую погоду, в любое время дня и года приводила в восхищение всех, кто его видел. Карамзин писал: <Село Архангельское вкусом и великолепием садов своих может удивить самого английского лорда>.

Еще один нарядный и загадочный уголок Москвы, городок, как будто выросший за дремучими лесами, среди холмов и озер, — Царицыно. Это волшебный «готический» мир Прекрасных Дам и Благородных Рыцарей, где каждая аллея — Липовая, Глухая, Утренняя, Березовый проспект — вызывает особый настрой и дарит свои сюрпризы. И здесь также даются музыкальные концерты. Парки должны звучать. Так было со времен барокко и классицизма.

Каждый московский парк имеет свою историю и свой характер: Останкино, Архангельское, Кузьминки, Лефортовский парк, Нескучный сад, Александровский сад, Сокольники, сад Эрмитаж...

Постоять над гладью пруда, наблюдая с холма или мостика отражение плывущих облаков, посидеть на скамейке с книгой в прохладной тени, побродить по аллеям, шурша опавшими листьями и ведя с собой тихую беседу, — это те моменты счастья, которые дарят нам парки. Они приглашают нас в путешествие вне времени и пространства, в мир гармонии и вечных символов. Как старые любимые друзья, они не меняются, но... каждый раз новые.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1542825796