С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


ЛЕТНЕМУ САДУ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА 300 ЛЕТ
 
Мария Шершнева
 

ТАМ, У НЕВЫ, НАШ ПЕРВЫЙ САД...

 

1704 год. Россия ведет войну со Швецией. Уже отвоеваны морские берега, и под яростными порывами балтийского ветра рождается будущая столица — Санкт-Петербург. Еще гремят сражения, еще впереди Полтавская победа, а Петр I, сообщая в письме о наводнении в новом городе, подписывается: «Петер. Из Парадиза». Парадиз — райский сад. Не очень-то вяжется с тремя-четырьмя домами в северном болотном краю на берегу неспокойной Невы. Но уже в следующем письме в Москву царь пишет Стрешневу: «Как сие письмо получите, изволь, не пропустя времени, всяких цветов не помалу, а больше тех, кои пахнут, прислать с садовниками в Петербург».

Петр задумал сад

Из Москвы и подмосковных сел, из Новгорода, Воронежа и Киева, с Урала и из Сибири пошли обозы с липами, лиственницами, ильмами, кедрами, дубами, елями, каштанами и множеством душистых цветов. Часть деревьев закупали в Голландии и, вкопав в трюмах кораблей в песок, везли в Россию. Через два с половиной месяца, 16 июня 1704 г., Петр снова пишет Стрешневу: «Цветы, шесть кустов пионы, привезли в целости, чему зело удивляемся, как не разтрясло, а цветы немалые. Зело жалеем, что калуферу, мяты и прочих душистых не прислано...» Строятся садовые павильоны и роются каналы для фонтанной системы. Интересно, что думали подданные, получив царский указ «собрать со всех рек по пуду раковин и курьезных камешков»? И вот — фонтаны, лабиринты, галереи, беседки, пруды. Сотни мраморных статуй, созданных в мастерских Италии.

Еще со школьной скамьи мы знаем, что Петербург строился ради выхода к Балтийскому морю. Город-крепость, город-порт — это понятно. Но при чем здесь райский сад? Монаршая прихоть, желание, чтоб было «не хуже» европейских держав? Сад, создававшийся по образу и подобию голландских садов того времени, вдохновленный Версалем, все же не был похож ни на один из них. Совсем новые истории рассказывали его статуи-аллегории, необычными были и садовые постройки. Множество тайн окутывает создание Летнего сада.

...Давайте оставим на время историю и пройдем по покрытым солнечными бликами аллеям. Может быть, они подскажут разгадку. За три века Летний сад стал для петербуржцев одним из самых любимых мест. Воспетый в стихах, он приглашает к неспешной прогулке по своим дорожкам. Сюда приходят прикоснуться к трепетной душе Петербурга.

В душистой тиши между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.
И лебедь как прежде плывет сквозь века,
Любуясь красой своего двойника...

Солнечные лучи играют с листвой, высвечивают призрачную белизну мраморных статуй. Разливаются золотыми коврами на старинном партере. Здесь у Невы стоит мраморный двуликий Янус — римское божество времени. Один лик его обращен в Прошлое, другой — в Будущее. Сад изменился, но можно угадать в его нынешнем облике тот сказочный, великолепный мир петровского барокко, созданный царем как букварь, по которому Россия постигала новую жизнь... Чему же собирался Петр учить своих подданных? Попробуем вслед за Янусом приоткрыть завесу, отделяющую от нас прошлое...

Мечта о море

Одно из самых удивительных сооружений первого Летнего сада — это Грот. Рожденный в подражание версальскому, он в то же время напоминал всех своих предшественников: и пещерные храмы Греции и Рима, и особенно гроты эпох Возрождения и барокко. Разбивая многоярусные сады по склонам холмов и на каменных террасах, итальянские архитекторы создавали в них гроты, имитируя пещеры, образующиеся под действием ветра и воды. Отделочным материалом служил травертин, добывавшийся из отложений горячих источников, — он как нельзя лучше передавал идею живой, естественной среды, так как включал в свою структуру окаменелости: моллюсков, различной формы раковины, листья, ветки и корни растений. Декорировали гроты перламутром, кораллами, цветными камнями, пемзовыми сталактитами, свисавшими со стен и потолков. Иногда гроты превращали в настоящие подземные театры — благодаря скрытым механизмам скульптуры, стоящие в этих искусственных пещерах, начинали двигаться, и перед изумленными зрителями воскресали сюжеты античных мифов, так любимых философами-неоплатониками. В эпоху барокко на первый план вышло философское и нравственное осмысление аллегорий, символов, эмблем.

Первоначальные размеры Летнего сада

В первые десятилетия существования Петербурга Летний сад был намного больше, чем в наши дни. В его дворцово-парковый комплекс входили Первый и Второй Летние сады, занимавшие территорию современного Летнего сада и ансамбля Инженерного замка. Сады эти разделял канал, на месте которого сейчас — широкая аллея, пересекающая Летний сад от Фонтанки к Лебяжьему каналу. Смыкавшийся со Вторым, Третий Летний сад занимал территорию, ныне ограниченную рекой Мойкой, каналом Грибоедова, улицами Итальянской и Садовой. Таким образом, комплекс Летних садов, начинаясь от берега Невы, простирался почти до нынешнего Невского проспекта. Несколько поодаль, у Фонтанки, размещался Четвертый Летний сад. Он часто именовался Итальянским (и отходившая от него улица Жуковского до 1902 г. называлась Малой Итальянской). Остатки этого сада сохранились у здания филиала Публичной библиотеки (Фонтанка, 36).

Первый грот в Петербурге Петр посвящает морю — стихии, которая вдохновляла его с детства и до последнего дня, будоражила ум, неизменно давала новые силы и энергию. Море обещало великую славу России — победу в войне, утверждение на Балтике, достойное место среди европейских держав, обещало новых людей, не просто переодетых в европейское платье, но способных по-новому мыслить и создать новое будущее для своей страны. По европейской традиции того времени Грот представлял триумф Посейдона.

Входивший в Грот оказывался в таинственном царстве бога морей, освещенном проникающими сверху, сквозь световой фонарик, лучами. Колесница Посейдона располагалась на возвышении из удивительных камней и раковин, которыми были отделаны также стены и потолок. Пол же был из белого и черного мрамора. Отражаясь в огромных зеркалах ниш, журчали фонтаны с дельфинами, тритонами и морскими нимфами. Звучал орган, приводимый в действие струями воды, слышались голоса птиц. В трех залах Грота стояли античные статуи: героев — Геркулеса, Париса, Мелеагра, богов — Диониса, Фетиды, Афродиты, аллегорий Счастья — с рогом изобилия, Правды — с весами и заповедями, и еще «Добродетели, прогоняющей Ненависть» и множество других.

Ограда

От набережной Невы Летний сад отделяет прекрасная ограда, созданная по проекту архитектора Ю.М. Фельтена (сына повара Петра I) при участии П.Е. Егорова в 1770—1784bгг., ограда со стороны Мойки — в 1820-е (арх. Людовик Шарлемань). Монументальные колонны-монолиты из гранита, увенчанные вазами и урнами, соединяют звенья ажурно-легкой, словно парящей в воздухе решетки. Это один из лучших в мире образцов декоративных оград.
В 60-х годах XX в. во время реставрации фельтеновской ограды Летнего сада ее звенья перед окончательной окраской были загрунтованы и на некоторое время приобрели ярко-красный цвет. В редакции газет, на радио и телевидение обрушился шквал писем и телефонных звонков с требованием немедленно вернуть ограде ее законный черный цвет. Чтобы успокоить ленинградцев, на ограде со стороны Невы укрепили фанерный щит с крупной надписью: «Товарищи ленинградцы! Не волнуйтесь, это только грунт. Ограда будет выкрашена в черный цвет».

Петр и госпожа Фенус

Граф Савва Лукич Рагузинский и Юрий Кологривов, отправленные царем в Италию, получают особое задание: подыскать в Риме античную статую Венеры — богини любви и красоты. Вскоре Кологривов сообщает в письме Петру о том, что статуя — именно такая, какую ему хотелось, — найдена самым счастливым образом. И сразу вслед за этим следует новое известие: статуя арестована комиссией Ватикана. Дело в том, что раскопки и вывоз античных скульптур — языческих идолов, «белых дьяволиц» — были запрещены в то время указом папы римского. Петр начинает искать выход. Вскоре Петру докладывают, что при взятии нашими войсками Ревеля (нынешний Таллинн) случайно были захвачены мощи Бригитты Шведской — католической святой. Хитрейший дипломат Рагузинский предлагает папе Клименту VII обмен. Не мог же папа не согласиться обменять мощи почитаемой святой на языческого идола, тем более что о предложении узнали все кардиналы и религиозные деятели Италии — об этом уж Рагузинский позаботился!

Статуя Венеры вызывала у Петра особые чувства. Он приказывает поместить ее в крытой галерее-гроте на центральной аллее. Объявляет о празднике в честь прибытия госпожи Фенус, сам со счастливой улыбкой бродит рядом. Около статуи назначается постоянная охрана, дабы хоть как-то оградить божество от нелестных замечаний посетителей, воспитанных в слишком благочестивом духе... И все же позднее статую переносят в закрытый грот. Слишком дорога она оказывается для государя. Сейчас она, известная всему миру как Венера Таврическая, украшает один из залов Эрмитажа.

Второе рождение скульптур Летнего сада

В день рождения Петербурга городу и его жителям был преподнесен замечательный подарок — в Летнем саду была установлена копия скульптуры «Архитектура».
Сохранить скульптуры Летнего сада в условиях современного города очень сложно, ведь им уже 300 лет («Архитектура», например, с 1722 г. находится в Летнем саду, а в 1736bг. была установлена на крыше Грота). Чтобы уберечь скульптуру от неминуемого разрушения, нужно каждые пять лет ее реставрировать, каждый год очищать и раз в два года восковать. А также ограждать от грязи, пыли, влажности, перемен температуры и шума. И от людей.
В 1983 г. начала претворяться в жизнь программа замены подлинных шедевров на их копии. Над проектом сегодня трудятся Е.Л. Британишский, стоявший у истоков этой работы, и П.П. Игнатьев, автор памятника Достоевскому. Работать приходится много, потому что создание копии — процесс трудоемкий. Сначала снимается слепок с оригинала, затем он заливается гипсом. Так как мрамор оригинала со временем истаивает, гипсовую скульптуру приходится дорабатывать и потом делать с нее новую, окончательную копию из мраморной крошки и очень качественного цемента. На создание одной скульптуры уходит около года. И тем не менее к сегодняшнему дню сделано 25 копийных бюстов и установлены теперь уже две копийные фигуры — «Навигация» и «Архитектура».

Лабиринт

В храмовых комплексах и садах древности лабиринт выполнял весьма серьезную роль — становился дорогой испытаний для тех, кто желал приобщиться к мистериям. Барокко, словно по мановению волшебной палочки, переносит лабиринт в свои сады, превращает его в игру, забаву. Но не таков был Петр, чтоб играться без пользы дела. У входа в Лабиринт стояла статуя горбатого Эзопа, и это было неспроста. Дорожки обрамляли высокие зеленые стены из кустарника, в которых были устроены 32 ниши с фонтанами, оформленными на сюжеты басен Эзопа. Около каждого фонтана стоял столб с медной табличкой, на которой четким шрифтом были написаны басня и — что немаловажно — поучительнейшая мораль. (Если такое путешествие вам кажется простым, возьмите томик Эзопа и попробуйте определить мораль каждой басни сами. Увлекательнейшее занятие!)

Все садовые постройки петровского времени разрушило страшное наводнение 1777 г. Но новые эпохи сохранили следы прошлого: на месте Грота построен изящный чайный домик, а о поучительных баснях напоминает русский Эзоп — И.А. Крылов, памятник которому стоит сегодня в Летнем саду. В его основании — скульптуры на сюжеты басен.

Ассамблеи

В назначенный для гулянья день на Петропавловской крепости с утра взмывал флаг с орлом, держащим в лапах четыре моря. Приезжали, согласно царскому указу, в лодках и по узким тропинкам поднимались к трем дубовым галереям. В пятом часу пополудни стреляла пушка, давая сигнал к началу празднества, и приглашенные спешили в сад... Там уже накрывали столы и устраивали танцы. Петр сам встречал гостей, ожидая на другом конце тоненького мостика. Замешкавшихся на мосту с ног до головы обливали фонтаны-шутихи. Ради праздника на аллеи выпускали часть зверей из вольеров. Всеобщей любимицей была серна, она начинала подпрыгивать при звуках валторны и доверчиво подходила к рукам гостей. Смешил всех ужасно «большой еж» — дикобраз, появлялись и исчезали среди цветов синие лисицы. Гости дивились белым статуям. Петр экзаменовал молодых дворян на знание античной мифологии. На Неве собирались фрегаты, прамы, бригантины. Вечером все корабли освещались тысячами огней на мачтах. Искры фейерверков сияющими водопадами отражались в воде. Палили пушки. Провозглашались тосты: первый — за флот, второй — за «Парадиз».

Кроме праздников в Летнем устраивались и ассамблеи по царскому указу, «где можно друг друга увидеть и о всякой нужде переговорить, так же слышать, где что делается». Собирались во дворцах или прямо в саду. На столах — шахматы и шашки, на других — трубки и насыпанный горкой душистый табак, бутылки с дорогим вином.

Люди собирались разные, не слишком искушенные в новых правилах общения. Должно быть, накануне заучивали рекомендации изданной по велению царя книги «Юности честное зерцало»: «Не хватай первой в блюдо», «Ногами везде не мотай, не грызи костей, не облизывай персты».

Царь с хитростью удалял из общества тех, кто веселился по старинке или пытался скрыть тайные мысли за благообразным лицом. Огромный кубок водки — и невежа исчезал до времени. Кубок и иностранному послу — чтоб не зазнавался. Выпил (царю ведь не откажешь!) — и нет гордеца. Дожидайся под столом окончания ассамблеи... Молодежь осваивала танцы. Первая пара задавала тон, остальные повторяли за ней движения. Цесаревна Елизавета (дочь Петра), обожавшая танцы, нередко позволяла себе пошутить. Например, последним движением натянуть парик на нос своему кавалеру. А за ней «новую фигуру» повторяли все девушки в танцующих парах.

***

И замертво спят сотни тысяч шагов
Врагов и друзей, друзей и врагов.
А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.
Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви.
И все перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.

Шумит ветр в высоких кронах, словно шепчет стихи. Янус вглядывается в Прошлое и Будущее. За кронами деревьев застыли «Мир и Победа»... По дорожке от одной статуи к другой бегает малыш. Хочет ли он узнать у богов их тайны или поделиться своими? Или узнать свою судьбу у тех, кто 300 лет хранит золотые мечты Петербурга, мечты о России, в которой найдется место Милосердию, Любви, Искренности и Истине? А мы снова придем учиться им в наш первый сад.

Друзья Летнего сада

Уже четыре года «Новый Акрополь» Санкт-Петербурга входит в число организаций — друзей Летнего сада. Знакомство началось в 2000 г., когда акропольцы приняли участие в устранении последствий урагана. С тех пор в саду проведено более 20 экологических акций.


Проект восстановления Летнего сада
(2004–2006)

В конце апреля 2003 г. Летний сад был передан в ведение Русского музея, руководство которого намерено реконструировать сад по историческому плану. Сад закроется на два или три года. За это время в Летнем появятся огибные аллеи, трельяжные беседки, новые цветы, кустарники, партерные газоны. Он вновь приобретет утраченную «потаенность».

По материалам информационного агентства «Росбалт»



Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"





обновлено1544949835