С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Делия Стейнберг Гусман,
руководитель международной школы
«Новый Акрополь»

МЫ СМОТРИМ В БУДУЩЕЕ С ОПТИМИЗМОМ

Интервью


  • Расскажите, пожалуйста, в общих чертах, в чем заключается задача «Нового Акрополя» и какие средства, по Вашему мнению, наиболее подходят для ее осуществления в наше время?

Я знаю, что все присутствующие на этой встрече уже знакомы с нашими тремя основными принципами, поэтому я расскажу в общих чертах о действии «Нового Акрополя» как организма и международной ассоциации. Коротко повторю эти принципы. Первый принцип — объединение всех людей, невзирая на различия, которые сегодня подчеркиваются самыми разными способами. Второй принцип — сравнительное изучение искусства, науки, философии и религии. Третий принцип — исследование, способствующее пробуждению и развитию скрытых потенциалов человека, и изучение законов Природы, о которых нам тоже мало что известно.

В этих трех принципах заключены основные направления акропольской идеи. Задача «Нового Акрополя» — осуществить на практике единение людей, о котором мы говорили; единение, к которому можно прийти через познание самих себя и более глубокое понимание Природы. Кроме того, у нас есть возможность познакомиться со всем тем, что нам оставили великие люди истории в области науки, искусства, религии и философии. Говоря о великих людях, я имею в виду все цивилизации, не ограничиваясь только Западом или только Востоком. Прежде всего, было бы интересно найти то общее, что связывает Восток и Запад.

Как лучше осуществить эту задачу? Через создание классической философской школы, что мы и делаем на практике. Я не говорю о «школе классической философии», потому что тогда в ней изучалось бы только то, что относится к классикам. Речь идет о школе классического типа или стиля, что предполагает широкую область изучения. Это и есть те средства, которые мы применяем на практике.

Эта философская школа имеет два направления деятельности. Первое — культурно-гуманистическое, которое при этом позволяет людям познакомиться с нами. Второе — собственно философское, дающее возможность обучения каждому, кто стремится к более глубокому пониманию философии.

  • Какие основополагающие ценности должны сохраняться и развиваться в обществе в условиях современного кризиса и перемен, происходящих в Европе и во всем мире?

Первое, о чем хотелось бы сказать, это то, что мы должны защищать и усиленно развивать общечеловеческие нравственные ценности, поскольку им уже давно никто не придает значения.

Сегодня наша жизнь основана на таких ценностях, как потребительство, утилитаризм и все, что из этого вытекает. Во главу угла поставлено преходящее, то, что подвержено изменениям и зависит от социального статуса, престижа и т. п. Мы забыли о тех ценностях, которые облагораживают человека, делают его сильнее, позволяют человеку БЫТЬ, независимо от наличия денег, от социального положения, считающегося столь важным в наше время, от того, насколько значимую роль в обществе играет человек с точки зрения других людей.

В эти нравственные ценности я включила бы все то, что древние называли добродетелями. Сегодня это понятие не в почете, но этимологически слово «virtus» (лат. «добродетель». — Ред.) связано с понятиями «зрелость» и «мужество». Именно добродетели, человеческие ценности дают возможность человеку встретиться с самим собой, выпрямиться и выстроить свою собственную вертикаль.

Если выбирать систему ценностей, то я предпочитаю ценности традиционные, те, о которых говорил еще Платон и которые с течением времени не теряют своей актуальности.

Это мужество — способность оставаться самим собой при встрече с жизненными трудностями, даже когда это представляет опасность для жизни.

Это умеренность — способность во всем знать меру, но не по причине ограниченности и посредственности, а из стремления найти «золотую середину» в любых жизненных ситуациях, которые изменчивы и зачастую вынуждают нас колебаться, бросаться из одной крайности в другую.

Это рассудительность — качество, позволяющее все глубже проникать в суть, все лучше узнавать самого себя. Она дает возможность узнать, кто мы, почему наш мир именно такой, какой он есть, почему мы делаем то, что делаем.

И можно прибавить к этому справедливость — как умение оценивать человека с точки зрения непреходящих ценностей, давать событиям правильную оценку, без предубеждений и независимо от мнения большинства или того, что напечатано в газетах... Мы становимся более справедливыми по мере того, как развиваем здравомыслие и способность различать, что идет нам на пользу, а что — во вред.

Я понимаю, что эти ценности кому-то могут казаться устаревшими, но если столько мудрых говорили о них, значит, на то были веские основания. Думаю, что сегодня эти ценности могут и должны стать опорой для каждого человека.

  • Как эти ценности связаны со Всеобщей декларацией прав человека?

Проблема заключается в том, что права человека как таковые просто декларируются и остаются только на бумаге; и поскольку они постоянно нарушаются, то не имеют реального значения. Я думаю, люди имеют право на свои права. И тем более человек имеет право на высшие ценности. Ему не нужно ни от кого требовать этого права, потому что он приобретает его благодаря собственным усилиям. И только своим образом жизни человек может доказать, что имеет такое право. Никто не может лишить человека возможности познавать, учиться и совершенствоваться.

  • Какие действия предпринимает «Новый Акрополь» сегодня, в преддверии нового тысячелетия, чтобы сохранить эти подлинные ценности? Разве достаточно чтения лекций, которые могут казаться слишком теоретическими и «интеллектуальными» людям, интересующимся, что мы делаем на практике для улучшения ситуации?

«Новый Акрополь» кажется «интеллектуальным» тем, кто смотрит на него через интеллектуальные очки, побывав только на одной публичной лекции или прослушав только один курс. Переход от теоретического восприятия к практическому осуществлению — это личное дело каждого и зависит от самого человека. На наших курсах мы говорим о тех учениях, которые на протяжении всей истории человечества были средством перехода от интеллектуального к деятельному, от теории к практике. Речь идет о доброй воле самого человека сделать этот шаг.

Если бы сегодня те же лекции вместо нас читал Платон, возможно, и ему не удалось бы открыть сердца людей; но те, у кого сердца приоткрыты, могли бы, если бы захотели, воплотить слова Платона в жизнь.

Сделать шаг от идеи к действию значит взять на себя обязательства перед самим собой и ни перед кем иным. Древнее восточное учение говорит, что учителя могут лишь указать нам Путь, но не могут пройти его вместо нас. Ибо если бы такое было возможно, они, из сострадания к человечеству, уже сделали бы это. Значит, испытания должны пройти именно мы. Великое испытание как раз и заключается в том, чтобы научиться превращать идеи в осознания, а осознания — в конкретные действия.

Я говорю это исходя из собственного опыта, поскольку для меня «Новый Акрополь» имеет очень «практическое» значение. Он изменил мою жизнь, потому что я этого хотела.

«Новый Акрополь» предлагает также и общественную работу, которая может показаться более практической и конкретной, чем курсы и лекции. Но эта работа зависит от степени развития нашей организации в каждой стране, от количества членов, от экономических средств, имеющихся в нашем распоряжении, и т. д.

Наша деятельность очень разнообразна; она касается экологии, социальной и медицинской помощи, дополнительного образования для детей, гуманитарных акций — всего, что можно осуществить нашими силами.

Конечно, в тех странах, где нас немного, очень трудно вести постоянную общественную работу в широком смысле этого слова. Наши проекты останутся проектами до тех пор, пока не появится достаточно людей, чтобы осуществить их.

  • Какими основными качествами нужно обладать, чтобы быть акропольцем?

К тому, что уже прозвучало, хотелось бы добавить еще несколько важных моментов. Необходимо желание развивать эти качества, эти добродетели; недостаточно знать, что они есть, нужно иметь желание применять их на практике, а это вызывает трудности.

Я всегда привожу одни и те же примеры, поскольку они весьма наглядны. Я очень люблю искусство и многие годы своей жизни посвятила музыке, которой занимаюсь и сегодня, хотя и меньше. Если я хочу научиться исполнять какое-то произведение на высоком уровне, очевидно, что я не смогу достичь этого за один день. Нужно репетировать все больше и больше, добиваясь все лучших результатов. И тогда мы увидим, что с каждым днем мастерство растет, и в конце концов наступит кульминация — наше лучшее исполнение. Скольких усилий это потребовало! Но это были прекрасные усилия. Прекрасно видеть, как совершенствуется работа и как благодаря этому развивается сам человек.

Поэтому я твердо убеждена, что надо развивать достоинства, надо хотеть этого. Не стоит бояться ошибок — они случаются всегда, и их будет еще много, — но нужно уметь с радостью начинать снова и снова, пока не достигнешь цели. Это ведь тоже искусство — искусство быть самим собой.

  • Чего боятся люди?

Я повторяю вслед за моим учителем, профессором Х.А. Ливрагой, что у нас есть две большие болезни: страх и сомнения. Страх является психологической проблемой, а сомнения — ментальной, но одно всегда сопутствует другому. Чего боятся люди? Потерять что-то — или то, что уже имеют, или то, что, как они считают, могут приобрести. Есть вещи, которые часто мало значимы даже для нас самих, и есть вещи, которые очень ценны в глазах всего мира. Есть многое, что мы боимся потерять, и из-за этого появляется страх.

А затем приходят сомнения... «Если я сделаю это, не потеряю ли я что-нибудь?» Обычно люди не спрашивают себя: «Если я это сделаю, что я приобрету?» Они говорят: «Что я потеряю, если сделаю это?» И возникает сомнение: делать или не делать?

Мы сомневаемся во многом, и не только по отношению к тому, что мы могли бы делать. Мы начинаем сомневаться в людях, которые нас окружают, и это порождает недоверие. Если впоследствии оказывается, что мы были не правы, то доверие приходит, но вначале все равно все проходят через сомнения. В конце концов мы перестаем верить в самих себя, в собственные силы, а вместе с этим — ведь это замкнутый круг — растет и наш страх.

  • Что по-настоящему нужно людям?

Людям нужно то, что невозможно потерять. Это другая сторона предыдущего вопроса. Что действительно невозможно потерять? Это и есть то, что мы должны искать. У этого поиска есть несколько граней. Нужно обрести веру в самого себя, веру в других и доверие к ним. Нужно осознать, что жизнь стоит того, чтобы ее прожить, и что есть много хорошего, что можно сделать. Что в нашем мире может быть множество проблем, но мы в силах совершить что-то, пусть небольшое, чтобы сделать его лучше. Такой подход даст нам уверенность и внутреннюю силу.

И таким образом мы приобретаем то, что никогда не потеряем, потому что мы перестаем бояться смерти, обнаруживая, что со смертью жизнь не исчезает... Я считаю, что нам надо найти нечто прочное, постоянное, стабильное, то, что не зависит от обстоятельств, что зависит только от нас самих, от нашей воли. И может быть, воля — это еще один ключ, который так необходим нам.

  • Мир переживает тяжелые времена, и мы осознаем это. Не является ли призыв «Нового Акрополя» чересчур оптимистичным или, напротив, слишком реалистичным?

Наша философия ищет пути к новому и, прежде всего, лучшему миру, к новому и лучшему человеку. Это значит, что мы смотрим в будущее с оптимизмом. Если мы говорим об ошибках и проблемах, которые замечаем, то делаем это не из пессимизма. Мы считаем, что невозможно исправить то, чего не видишь. Невозможно исправить ошибку, не осознав, что она совершена. Поэтому обычно обращают внимание на то, что мы указываем на ошибки системы, которые порождены человеческими ошибками.

Мы указываем на ошибки не ради удовольствия. Не это является нашей целью. Речь идет о том, чтобы сделать следующий шаг — исправить ошибку, двигаться от худшего к лучшему. Повторю, что невозможно изменить, улучшить что-то, если не осознавать суть проблемы и не знать, как ее решить.

Поэтому «Новый Акрополь» не только оптимистичен, но, прежде всего, реалистичен. Мы осознаём существующие проблемы и понимаем, что их можно решить. Если каждый возьмет на себя личную ответственность и будет выполнять ее, если мы объединим наши усилия и поймем, что можем работать вместе, то сумеем решить проблемы, которые стоят перед нами сегодня.

Я говорю об оптимизме не как об эйфории, а как о конструктивно направленном реализме, как о способности с надеждой смотреть в будущее и видеть его лучшим, более счастливым, чем настоящее.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1513239590