С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Ольга Климова

АРАБЕСК


Арабеск — одно из наиболее распространенных в балете движений. Основа основ. Говоря сухим языком, это поза, когда балерина стоит на одной ноге, а сзади вытянутая нога поднимается в воздух.

А дальше начинается загадка. Движение удивительным образом говорит само за себя, рождая лирико-романтические образы и состояния. Сущность арабеска прекрасно выражена словами М. Фокина: «Это очень ясный жест, стремление ввысь, вдаль… влечение всего тела… движение всем существом».

Существуют четыре основных арабеска, каждый из которых несет свой оттенок состояния, — и многообразие вариаций, причем малейшие изменения могут повлечь за собой изменение характера образа. Первый арабеск, например, вызывает представление о полете, о вдохновенной высокой мечте. Но достаточно балерине чуть опустить голову, дать поникнуть кистям рук, как в том же самом арабеске усиливается лирическая нота, появляется поэтическая грусть или светлая печаль. Второй арабеск: переменилось лишь положение рук, но с ним изменилось и состояние. Если первый арабеск — это ощущение полета куда-то за край горизонта, к чему-то неведомому, то второй рождает устремленность уже к чему-то видимому, осязаемому.

Арабеск на пальцах, арабеск в плие… В каждом свое звучание, свое настроение.

Мастером арабеска можно считать Мариуса Петипа. Он гениально использовал это движение в своих балетах, выстраивая на арабесках целые сцены. Одной из самых знаменитых кордебалетных сцен является сцена теней из балета «Баядерка». Одна за другой, словно из воздуха, на сцене возникают «тени»; медленно продвигаясь вперед, они делают 48 арабесков. Несмотря на кажущееся однообразие, продолжительности танца не ощущаешь. Зрелище завораживает и вызывает в зрителе духовный отклик, который так же трудно объяснить словами, как впечатление от музыкального произведения.

Движение подобно слову. Из этих слов слагается язык балета. Язык необычный и доступный каждому, кто способен чувствовать. Жест, соединенный с артистическим талантом исполнителя, превращается в слово невиданной силы, именно потому, что говорит напрямую с нашим сердцем, минуя разум. Слова, выстраиваемые хореографом в поэму, обретают особый смысл, особое звучание. В этом и заключается загадка балета: каким-то удивительным, немыслимым образом душа говорит с душой движением тела.




Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





обновлено1563258556