С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Александр Чернышев

ПОДЗЕМНАЯ ГОТИКА
Московскому метро — 70 лет

Столичный метрополитен — явление замечательное. В нем, как в зеркале, отразились последние 70 лет нашей истории. Понемногу, станция за станцией, линия за линией, создавалась та карта метро, которую мы видим сегодня в любом вагоне. Энтузиазм и новаторство 30-х и 40-х, размах и великолепие 50-х, типовые проекты 60-х и 70-х, хайтек 90-х — все это многообразие мелькает за окнами вагонов.

Не стоит, пожалуй, недооценивать значение подземной архитектуры в нашей московской жизни. (Сразу оговорюсь: метро в других городах наверняка столь же интересно, но сегодня речь о юбиляре.) Я, к примеру, в среднем минимум час в день провожу в метро. Как, наверное, многие. И когда после нескольких минут грохота и темноты за окнами появляется станция — это сродни маленькому приключению. Или чуду — во всяком случае, в детстве это воспринималось именно так.

В Индии перевоплощение души из жизни в жизнь через порог смерти сравнивают с путешествием на поезде, когда просыпаешься только на остановках, а на перегонах спишь. Метро в этом смысле еще более яркая метафора. И мне хочется рассказать о нескольких особенно удавшихся воплощениях души Московского метрополитена.

Какие станции метро самые красивые? Некоторое время назад среди своих знакомых я провел опрос на эту тему. Статистика набралась не ахти какая, но выводы сделать можно. Первые пять мест заняли «Маяковская», «Новослободская», «Площадь революции», «Кропоткинская» и «Автозаводская». Самое удивительное, что все эти пять станций создал один архитектор — Алексей Николаевич Душкин.

По свидетельству многих знавших его людей он постоянно искал и предлагал новые решения, был очень трудоспособен и требователен к себе. А еще он по-настоящему любил музыку и считал архитектуру ее близкой родственницей. Много консультировал, помогал строительству метро в других городах, преподавал в МАРХИ, а на земле возвел два таких знаковых для Москвы здания, как высотка на Лермонтовской площади и универмаг «Детский мир».

Каждая из спроектированных им станций стала не только лицом своего времени, но многое говорит и о личности самого архитектора.

«КРОПОТКИНСКАЯ»

Станция на первой, ныне красной, ветке до 1957 года называлась «Дворец Советов», и предполагалось, что она будет преддверием к Дворцу. Дворец, к счастью, не состоялся, а станция, к счастью, была построена. И стала преддверием к Пушкинскому музею, в вестибюле которого стоят сестры колонн станционных. А вообще «Кропоткинская» удивительная: часто бывая здесь, я не перестаю удивляться тому, как минимальными средствами можно добиться максимального впечатления. Ничего лишнего, и все на месте. А особый полумрак только усиливает общее впечатление.

У каждой станции есть своя изюминка. На «Кропоткинской», например, среди десятигранных колонн есть четырехгранные, и даже рисунок на потолке над ними другой! Возможно, на то были технические причины, возможно, какие-то иные — узнать пока не удалось. А звезды на потолке над каждой десятигранной колонной переходят в ее ствол, символически проецируясь вниз, — сразу вспоминается древнеегипетское «что наверху, то и внизу». Кстати, параллель с египетским храмом отмечают многие. Это очень красиво.

Мое архитектурное кредо — станция «Кропоткинская». При создании ее проекта пришлось обратиться к анналам египетской подземной архитектуры. Верх колонн, освещенный масляными плошками в подземных лабиринтах пирамид, взят за основу конструктивного решения. Оно отражает ту функциональную реальность, которой должно отвечать. А.Н. Душкин

«ПЛОЩАДЬ РЕВОЛЮЦИИ»

Эту станцию многие знают и любят за бронзовые скульптуры. Но мне, честно говоря, больше всего нравятся скамейки в торцах станции, сильно изогнутые. Садишься на одну из таких скамеек и сразу чувствуешь себя по-особому — как будто есть в ней вызов чему-то. Но скульптуры тоже играют важную роль и даже стали истинно народными, судя по отполированному до блеска бронзовому носу собаки (говорят, если потереть его, это поможет сдать экзамен) и постоянно отсутствующему дулу у нагана, который держит матрос.

Оказывается, изначально вместо скульптур предполагались барельефы. Возможно, так было бы лучше. Во всяком случае, станция, образованная, как всегда у Душкина, чистыми и энергичными линиями, была бы более цельной.

Из серии загадок: моих любимых скамеек с одной стороны четыре, а с другой три. Почему?

Средства художественной выразительности должны отвечать требованиям архитектурной логики. В этом плане установленные на станции «Площадь революции» скульптуры трудно оправдать композиционно. А.Н. Душкин

«МАЯКОВСКАЯ»

На «Маяковской» можно чаще, чем где-нибудь еще, встретить иностранцев, вечно что-то фотографирующих. И неспроста. Несмотря на ее теперешнее, довольно плачевное, состояние, это, наверное, самая известная и самая красивая станция подземки. При ее создании было использовано очень много интересных находок, и при этом они друг другу не мешают, а складываются в одну замечательную мозаику. Колонны на «Маяковской» совсем другие, но так же устремлены вверх. Новое слово — использование сложнопрофилированной нержавеющей стали для арок. Сложный потолок и в центре плафонов мозаики Дейнеки под общим названием «Сутки Страны Советов». На полу черные и красные квадраты Малевича, а посередине перрона красная линия, как ось... В общем, говорить можно много, но лучше еще раз взглянуть.

«Маяковская», на мой взгляд, могла бы быть более впечатляющей. Дело в том, что не все конструктивные замыслы удалось в свое время воплотить в жизнь. А.Н. Душкин

В 1936–1937 годах шло проектирование станции «Площадь Маяковского». Алексей Николаевич читал и перечитывал произведения поэта, просил меня играть ему то Баха, то Прокофьева. Родившийся у него образ станции можно назвать словом «сталь». При утверждении проекта было много тревог, всех пугал новый материал, никогда еще не применявшийся в архитектуре. Некоторые говорили, что Душкин со всеми своими проектами и идеями — безумен... «Площадь Маяковского» прославилась на весь мир. Для меня она «звучит»; и в музыке ее ритмов я слышу «стальные» звуки концертов Прокофьева. Т.Д. Душкина, жена архитектора

«АВТОЗАВОДСКАЯ»

Признаюсь, это моя любимая станция. Здесь уж готика без всяких скидок. Даже нервюры на колоннах присутствуют. Но дело не в этом. Просто, я думаю, на «Автозаводской» проект архитектора воплотился полнее, чем в других местах. Высокие колонны, стройный и четкий рисунок пола, сложно моделированный потолок над эскалатором, стены перехода от эскалатора, напоминающие по форме колоннаду собора Святого Петра, удивительные решетки с изображением переплетенных ветвей дерева, флорентийская мозаика где-то под потолком — все это вместе создает удивительно целостное впечатление. Впрочем, кто-то со мной, наверное, не согласится.

Станцию «Автозаводская» люблю за то, что она сделана как бы на одном дыхании. Здесь четко выражена конструктивная сущность и, как у русских храмов, чистота работающей формы. Кстати сказать, «Автозаводская» — первая станция с гранитными полами. А.Н. Душкин

Я хорошо помню, как шла работа над проектом станции «ЗИС» (теперь это «Автозаводская»). Алексей Николаевич, сделав несколько эскизов, не удовлетворивших его, отложил работу и углубился в книгу Тимирязева «Жизнь растения». На мои вопросы, зачем ему это, ничего толком не отвечал, только просил сыграть ему фугу Баха. Закончив читать книгу, сел за доску. Сделал одиннадцать вариантов проекта станции. Из них выбрал тот единственный, который воплотился в жизнь. Т.Д. Душкина, жена архитектора

«НОВОСЛОБОДСКАЯ»

Проезжая мимо «Новослободской» несколько месяцев назад, я был приятно удивлен, увидев отмытые витражи и замененные лампы. Станция словно умылась, и хотя новый свет, возможно, холодноват, но все равно — так лучше, чем было.

«Новослободская» стала воплощением еще одной «готической» увлеченности Душкина — увлеченности цветным стеклом. Здесь ему удалось соединить цветной свет с мощными колоннами и сложными позолоченными арками, не перегрузив архитектурный облик станции множеством элементов. А изображение матери с ребенком в торце станции, созданное по эскизу Павла Корина, многим напоминает Мадонну с младенцем. И это еще один штрих в общей картине. Хорошо, что «Новослободская» состоялась.

На станции «Новослободская» освещение было задумано через витражи, тогда бы создавалось ощущение грота. А.Н. Душкин

«И последнее: облик метро — это явление, неотъемлемое от истории и культуры народа. Идеологическое воздействие произведений архитектуры непрерывно, и годы не ослабляют его. Напротив, исторические события аккумулируются в памятнике архитектуры, дополняя и обогащая его содержание». А.Н. Душкин.

Заканчивая статью, хочу еще раз подчеркнуть, что все вышеизложенное очень субъективно и что в Московском метрополитене есть много других прекрасных станций. Но мне приглянулись в первую очередь именно эти, и я хочу еще раз поблагодарить Алексея Николаевича за воплощенную красоту.


Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"





Адрес страницы: http://www.newacropolis.ru/magazines/5_2005/Podzemnaya__gotika/

время сохранения: 12831 / 22600