С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Наталья Машкова

ЗАМОК НА БОРОВИЦКОМ ХОЛМЕ


Наполеон приказал взорвать Кремль. Под Спасскую башню сделали подкоп, заложили динамит. Спасло чудо: огонь не успел дойти до середины фитиля — пошел проливной дождь.

Московская легенда

 

Именно так — замком — в конце XV века называли иностранцы московскую цитадель. Иногда мы забываем, что Кремль строился как настоящая, весьма суровая крепость. Если мы мысленно уберем верхнюю, декоративную часть башен, то увидим их глазами человека конца XV — начала XVI века.

Строили крепость итальянцы по всем правилам фортификации в те времена, когда Москва объявила себя Третьим Римом, а Московское государство вступило в пору расцвета. Следуя архитектурным и градостроительным законам эпохи Возрождения, мастера создавали не просто крепость, но святой город — по образу и подобию Града Небесного. Легендарный Царьград, по преданию, разбивали при закладке по трем углам «на все стороны по семи верст». Итальянские мастера, эти приверженцы циркуля и линейки, с каждой стороны Кремля возвели по семь башен, считая угловые. Даже размерили равное расстояние от Беклемишевской и Никольской башен до центра крепости — Успенского собора. Точно такое же расстояние строители заложили от святых ворот Фроловской (Спасской) башни до Беклемишевской и Никольской.

В северном направлении территория Кремля была расширена. Реку Неглинную запрудили и превратили в широкое водное зеркало. С сухопутной стороны был прорыт огромный ров, через который к проездным башням были перекинуты подъемные мосты. Кремль оказался на острове, неприступном и священном.

Стены, башни, соборы, дворцы... В XV веке в Кремле, в святая святых Руси, их сооружали итальянцы, в XVII веке над ними работали мастера-англичане. «Как же так, — возмутимся мы, — неужели не было своих мастеров?» Тем более что в литературе читаем, что Спасскую башню надстраивал русский мастер Бажен Огурцов.

Наш пыл охладил Александр Викторович Гращенков, хранитель фонда архитектурного декора музея Московского Кремля:

— Каменотесы, конечно, были русские, но рисунок им задавал, в случае Спасской башни, англичанин Христофор Галловей. В советской литературе иностранцы нередко оказывались учениками русских мастеров. Но ведь теперь понятно, что если бы писали иначе, то такие работы не опубликовали бы. К тому же, присмотритесь к верхним ярусам Спасской башни: это поздняя готика, которая русскому уму совершенно непонятна. Когда наши мастера пытались то же самое повторить на Троицкой башне, получались очень смешные вещи, начиная с архитектурных элементов и кончая белокаменным декором. Они воспроизводили образ Спасской башни, как он видится с земли. Сделали аркаду, но она у них ни на что не опиралась. В результате начала шататься ограда, и сейчас она скреплена множеством металлических связей. Но уже чуть позже, с Теремного дворца, русские стали строить самостоятельно.

Белокаменный зверинец

Если символ Петербурга— Петропавловка или Медный Всадник, Парижа — Нотр-Дам или Эйфелева башня, Америки — статуя Свободы, то для Москвы это Спасская башня. Бывавшие в Москве иностранцы называли ворота Спасской башни Иерусалимскими, потому что через них совершалось шествие в Московский Иерусалим, как называли храм Василия Блаженного. Рассказывают, что в старину того, кто, проходя чрез Спасские ворота, не ломал шапки, народ заставлял класть перед образом Спасителя 50 поклонов.

  • Александр Викторович, до сих пор остается загадкой, каким образцом воспользовался англичанин Галловей, надстраивая Спасскую (в XVII в. еще Фроловскую) башню. Есть ли у нее реальный прототип?
  • — В Москву Христофор Галловей прибыл в 1621 г. Неизвестно, как он добирался до России. Если традиционным путем, по морю, вокруг Скандинавии, то в этих краях ничего особенного он увидеть не мог. А вот если он путешествовал по суше, то проезжал через Германию, Голландию. В этих странах он мог увидеть много разных готических построек. Может быть, образцом для Спасской башни послужило не одно конкретное сооружение, а сразу несколько.

    Существует мнение, будто Спасскую башню надстроили для того, чтобы предохранить от дождя находившиеся на ней часы. Но часы были и на других башнях. Скорее, ей хотели придать совершенно новый облик.

    Всмотримся в башню. На фасаде нижнего яруса можно разглядеть отверстия. Через них пропускались цепи для подъема и спуска моста. Мост был перекинут через ров, ему предшествовала отводная стрельница, готовая первая встретить неприятеля.

    В проходе ворот мы различим пазы, по которым ходила металлическая решетка (герса). Поднимем глаза выше, и наш взгляд устремится вслед за ярусами башни. Он остановится на курантах, на белокаменном кружевном поясе, на пирамидках и цветах из белого камня, на загадочных скульптурах зверей, похожих на львов и медведей. А если бы мы вооружились биноклем, то разглядели бы даже павлинов.

  • Парижский Нотр-Дам, это чудо готического искусства, изобилует загадочными существами, скульптурами фантастических животных. Неужели строитель Спасской башни именно медведя посадил на продуваемую ветрами вершину?
  • — Сейчас не сохранилось оригиналов XVII века. Все это копии XIX-XX вв. Сделаны они по одному шаблону, довольно грубо. Правда, трактовка львов более индивидуальна. Практически каждая скульптура имеет свой облик. Кем был нынешний мишка на самом деле, никто не знает. Скорее, это голова какого-то вепря. Могло быть какое-то копытное животное. Возможно, единорог. Предположение мое основано на фотографиях 1918 года. В 1912 году еще были живы несколько подлинных скульптур. После обстрела Спасской башни, в 1917 году, скульптуры пришлось восстанавливать. У одной была отбита голова, которую реставраторы заменили так, как представляли. Постепенно в советское время все подлинники были заменены копиями.

    Лев и единорог — непременные атрибуты царской власти. Они входили в герб Лондона. Заметьте, их характерные черты — сидячая поза, смиренно поджатые хвосты, бессильная злоба. Они держат в своих лапах нелегкую ношу, ни много ни мало — земной шар. Аллегорически, будто звездному пространству, некой высшей власти покоряется власть земная. Пред ней, как на ладони, все наши мечты и свершения.

    Пирамидки, греческие цветы — акротерии — все эти элементы готического убранства подчеркивают общее устремление ввысь. Белокаменную композицию венчают павлины. Они хоть и похожи на плывущих уток, но роскошный хвост, резко контрастирующий по обработке со скромным убранством птиц, говорит, что это — павлин. Раньше они располагались над изображением знаков зодиака и символизировали звездное небо.

    «Болваны» в однорядках

  • А еще мы слышали про неких «болванов» — статуи, стоявшие в специальных нишах на Спасской башне. Сейчас они пустуют, но все же интересно, что это были за статуи и где они сейчас.
  • — Что за статуи — история хранит молчание. Мы знаем о них только потому, что царь Алексей Михайлович указом 1624 г. приказал одеть «болванов» в однорядки «англицкого сукна разного цвета». Кто-то пишет, что статуи одели будто бы для прикрытия наготы. Но я с этой гипотезой не согласен. Времена были достаточно суровые, и при необходимости их могли просто разбить, молотом. Мне ближе версия, по которой скульптурам пытались придать вид живых людей.

    Все статуи погибли в страшный пожар 1654 г. Их было довольно много, судя по числу ниш. Потом их использовали, как камни, для фундамента. Мостили ими дороги. Может быть, где-нибудь они лежат до сих пор.

    Кремлевское часомерье

    Трудно представить сейчас Кремль без курантов. С начала XV в. математики, астрономы и механики всей Европы соперничали в изобретении часов. В 1401 г. большие часы с колоколами появились на соборе в Севилье, в 1405 г. — в Любеке. В Москве башенные часы появились в 1404 г. К XVI веку Кремль с трех сторон окружил себя часами, одни поместив на Фроловскую башню, другие — на Троицкую, третьи — на Тайницкую. Однако самые прославленные — часы того самого Христофора Галловея. Звук его большого колокола был слышен, по выражению Павла Алеппского, «не только во всем городе, но и в окрестных деревнях более чем на 10 верст».

    Циферблаты часов выходили на две стороны — на Красную площадь и в Кремль. Они состояли из дубовых разборных частей. Середина круга, словно небесный свод, была покрыта голубой краской, лазурью. Внутри этого «небесного свода» находились изображения солнца и луны в окружении многочисленных звезд. Вокруг по кайме располагались 17 славянских цифр, медных, позолоченных, по числу часов самого продолжительного дня. Сверху к стене было прикреплено неподвижное изображение солнца, которое протягивало свой луч-стрелку к циферблату. Вращалась не стрелка, а свод, отсчитывая для москвичей часы «дневные и нощные».

    — У каждых часов был свой часовщик. Каждый день он их водил, охранял, а при необходимости и чинил. Дело было нелегкое, государственное. Нередко часовщики обзаводились хозяйством — тут же, при башне. Так, на Спасской башне часовщик, а на Троицкой дьякон построили себе избушку, разбили огородик, сажали капусту и подсолнухи, разводили кур, пока не вызвали своей неутомимой деятельностью справедливое негодование.

    Спасительница водовозов

    Огромное хозяйство Кремля требовало огромного количества воды. Водовозы не успевали подвозить бочку за бочкой. Христофор Галловей соорудил в башне у Москвы-реки водовзводную машину, после чего и башня стала прозываться Водовзводной. Подъем воды осуществлялся лошадьми. Она поступала в напорный резервуар, выложенный свинцом, в самой башне. Отсюда по свинцовым трубам, проложенным в земле, вода поступала по разным направлениям: в Сытный, Кормовой, Хлебный, Конюшенный и Потешный дворцы, на поварни, в верховые сады.

  • Александр Викторович, нас сейчас удивляют японцы, создающие на крышах своих домов сады. А оказывается, москвичам верховые сады были знакомы не понаслышке еще в XVII веке
  • — Действительно, практически каждый дворец имел свой сад. На крыше Запасного дворца росло несколько яблонь, вишен, груш. Крыша покрывалась свинцовыми пластинами, чтобы вода не просачивалась; сверху либо насыпался грунт, либо использовались кадки. В летнюю пору эти цветники наполнял щебет экзотических птиц. Эти сказочные места служили для государей истинным отдыхом для души, недаром они были ими так любимы.

    ***

    У каждой кремлевской башни — своя история, своя судьба. Одна из тюрьмы становилась храмом, как, например, Благовещенская. Другая объявлялась «мятежником»: Набатной башне приказано было «вырвать язык» за то, что ее колокол возвестил о страшной чуме 1771 года. На передовых позициях Тайницкая башня давала защитникам крепости доступ к воде. А в Арсенальной на дне был скрыт тайник — родник с кристально чистой водой с прекрасным вкусом.

    Много еще тайн скрывает замок на Боровицком холме. О некоторых из них мы еще расскажем.




    Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"


    обновлено1544949324