С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Алексей Малинин

ШВЕЙЦАРСКИЙ ЛЕВ

Самой печальной скалой, какую он когда-либо видел, назвал Марк Твен Умирающего льва. Лев еще жив. Он смертельно ранен и страдает от жестокой боли. Обломок копья торчит из глубокой раны в боку. Одна лапа безжизненно свисает со скалы, другая, с выпущенными когтями, прикрывает щит с гербом французского монарха. Швейцарский лев принес себя в жертву ради спасения короля чужой страны.

Впервые об Умирающем льве я узнал, когда под Рождество благодаря стечению обстоятельств на несколько дней задержался в Швейцарии, в Люцерне. Я постараюсь пересказать историю так, как услышал ее от одной местной женщины, которая искренне любит Люцерн и c удовольствием знакомит с его историей приезжих. Вот что она рассказала.

10 августа 1792 года французский король Людовик XVI в осажденном дворце Тюильри в Париже готовился ко «встрече» со своим восставшим народом. С королем оставалась лишь верная ему дворцовая охрана — почти тысяча швейцарских гвардейцев. Гвардейцы были готовы защищать государя до последнего, но Людовик, увидев приближавшихся французов, отдал приказ «не стрелять». Так, казалось ему, он сможет доказать, что не желает зла своему народу. Один за другим хорошо обученные швейцарские офицеры и солдаты погибали без сопротивления, связанные клятвой верности, однажды принесенной французской лилии.

С террасы дворца Тюильри офицер артиллерии Наполеон Бонапарт следил за Историей — пока еще в качестве наблюдателя: «Как бездарно ведется оборона дворца! Жалкое сопротивление несчастных швейцарцев. Вместо решительного пушечного залпа в толпу — беспорядочные одиночные выстрелы. И уже победившая чернь, сметая гвардейцев, ворвалась во дворец». Где было знать будущему императору о приказе, отданном королем своим гвардейцам?.. (Позже, когда Наполеон сам оказался в подобной ситуации, — дворец Тюильри осаждали уже сторонники восстановления монархии, — он без колебаний пустил в ход пушки.)

Штурм 10 августа 1792 года стал кровавой трагедией — тогда погибли более 600 швейцарцев. Еще 200 были казнены в сентябре того же года. Волонтеры и простые парижане захватили зимнюю резиденцию французских королей — дворец Тюильри, а Людовика XVI арестовали. Поводом к штурму стала случайно обнаруженная при ремонте дворца переписка короля с европейскими монархами, в которой тот призывал задушить революцию и даже выражал готовность сдать Париж. Это была уже государственная измена. Людовика XVI приговорили к смертной казни, которая состоялась в январе 1793 года.

Во время событий 10 августа один из швейцарских гвардейцев — Карл Пфюффер был в отпуске в Люцерне и избежал расправы революционеров. Глубоко потрясенный гибелью своих товарищей по оружию, Карл решил создать памятник, чтобы увековечить подвиг швейцарцев, защищавших Тюильри. Однако прошло почти 30 лет, прежде чем Умирающий лев появился в Люцерне.

Карл еще какое-то время служил наемным офицером, а в 1801 году вернулся в родной город. Вскоре он занял высокий пост в Городском совете и возглавил люцернское Общество искусств. Однако несмотря на все свое влияние он не мог даже заговорить о строительстве памятника жертвам французской революции: до 1814 года Швейцария находилась под властью Франции и подобная идея не получила бы одобрения Наполеона. Но как только швейцарцы обрели свою независимость, а династия Бурбонов в 1815 году вернула себе престол, Пфюффер приступил к воплощению своего замысла.

В 1818 году он обнародовал проект строительства памятника швейцарским гвардейцам. Хотя немногие откликнулись на призыв помочь, все-таки Пфюфферу удалось собрать средства, необходимые для начала работ. Среди внесших свой вклад были знатные иностранные фамилии, и в том числе русская царская семья.

Барельеф решено было высечь в скальном выступе за пределами Люцерна. Мертвый лев, придавленный к земле разбитым оружием, прикрывший собой щит с гербами Франции и Швейцарии, — таким представлял себе Карл памятник своим товарищам. Внизу должен был быть список павших.

Пфюффер обращался ко многим швейцарским художникам с предложением создать макет будущего барельефа, однако сделанные ими эскизы не соответствовали характеру и масштабу поставленной задачи. Пфюффер понимал, что для воплощения задуманного необходимо привлечь художника с мировым именем. Весной 1818 года он написал работавшему в Риме знаменитому в то время датскому скульптору и художнику Бертелю Торвальдсену, которого называли Северным Фидием. Торвальдсен заинтересовался проектом Пфюффера и через несколько месяцев уже представил первые эскизы памятника. Услышав рассказ о том, как швейцарские гвардейцы прекратили сопротивление по приказу короля, он посчитал лучшим изобразить не мертвого, а умирающего льва.

Создание памятника было поручено швейцарскому скульптору Эггеншвеллеру. Но, не успев начать работу, он разбился, упав с лесов. На его место был приглашен другой швейцарский скульптор — Лукас Ахорн, который и создал Умирающего льва по макету Торвальдсена.

Работа над памятником закончилась 7 августа 1821 года. Через три дня, в день 29-й годовщины штурма Тюильри, состоялось его торжественное открытие. На него собрались не только первые люди Швейцарии и аристократы со всей Европы, но и оставшиеся в живых ветераны швейцарской гвардии. Первым караульным памятника был назначен отставной капрал Давид Кларк, который в тот трагический день вместе с четырьмя сослуживцами отвоевал у нападавших на Тюильри пушку, получив при этом ранение.

Так всему миру был открыт высеченный в скале на окраине Люцерна Умирающий лев. Надпись на памятнике гласит:
Верности и мужеству швейцарцев
10 августа, 2–3 сентября 1792 года.
Здесь имена тех, кто, чтобы не нарушить клятву верности, пал с великой храбростью:
26 офицеров и около 760 солдат
пережил поражение благодаря заботе и помощи друзей:
16 офицеров и около 350 солдат
В честь их подвига горожане воздвигли этот памятник на вечные времена.

Проект Карла Пфюффера, произведение Бертеля Торвальдсена, работа Лукаса Ахорна

Торвальдсен увидел своего Умирающего льва только через 20 лет, в июле 1841 года. Он высоко оценил работу Лукаса Ахорна. Обычно скромный, Торвальдсен при этом заметил, что памятник швейцарским гвардейцам будет возвышаться над другими, несмотря на время, дождь и ветер. Умирающий лев стал известен во всем мире, а его копии позже установили в Греции и США.

Умирающего льва я увидел в канун Рождества, когда Люцерн преобразился для встречи любимого праздника. С самого утра за окнами гостиницы слышался звон колоколов и шум рождественской ярмарки. Повсюду был разлит аромат горячего глинтвейна, который пьют прямо на улице с друзьями и незнакомыми. Узкие улочки Старого города заполняли туристы, перетекавшие от одного магазина к другому. Когда проведешь несколько часов в такой предпраздничной суете, непременно захочется найти тихое место, где можно побыть одному. Хотя от центра Старого города до памятника идти всего минут десять, там редко бывает много людей. Городская улица неожиданно заканчивается у небольшой площади с овальным прудом, за которым стоит скала Умирающего льва.

Я приходил сюда по нескольку раз в день, и это стало для меня особым ритуалом. Возникало странное чувство, что не только я узнаю об Умирающем льве больше, но и он становится сопричастным к событиям моей жизни.

Накануне Рождества горожане установили рядом с ним вертеп: деревянные ясли с лежащим в них младенцем Христом и фигуры героев рождественской истории. Христос Спаситель мира и Умирающий лев — две истории смиренной жертвы ради спасения других. Чем дольше я вглядывался в Умирающего льва, тем больше находил в нем удивительного сходства с Христом на Распятии. Муки Царя Небесного гениальный художник символически передал в образе умирающего царя зверей. Несколько характерных деталей памятника подтверждают верность этой догадки. Как и Христос на Распятии, Лев изображен с закрытыми глазами. Смертельная рана, как и Христу, нанесена ударом копья. Два царя, обладавшие силой спастись, по воле пославшего их отдали себя на заклание толпе.

Улетая из Швейцарии, я увозил с собой несколько фигурок Умирающего льва — для сына, для лучшего друга и для духовного отца из Свято-Данилова монастыря. Меня поразила история маленького народа, в которой нашлось место героям, являющимся и в наши дни примером воинской доблести.

Каждый год 6 мая отмечается День швейцарской гвардии. В этот день новобранцев приводят к присяге и вспоминают еще один подвиг швейцарских львов: в 1527 году 147 гвардейцев отдали свои жизни у стен Ватикана, защищая Папу Римского от вторгшегося войска испанского короля.

Сейчас трудно представить, что Швейцария, уже много столетий остающаяся в стороне от мировых военных конфликтов, когда-то поставляла Европе лучших солдат, которых, за их мужество и преданность, французские короли предпочитали видеть в своей личной гвардии. И по сей день швейцарские гвардейцы верны традициям своих прославленных предков; и по сей день лучшие из них служат в гвардии Ватикана. Они стоят на посту в старинных желто-сине-красных костюмах. И уже много веков девиз швейцарских гвардейцев звучит так: «Главное — не потерять доверие народа».

Огромная благодарность за помощь в подготовке статьи Д. Карлсону (фото), Д. Киму, А. Белову, Е. Малининой.


Обсудить статью на форуме «Новый Акрополь»





Адрес страницы: http://www.newacropolis.ru/magazines/7_2005/lev/

время сохранения: 9323 / 22600