С МЕЧТОЙ
О ВОЗРОЖДЕНИИ

РУБРИКИ
Древние цивилизации
Философия
Психология
Искусство
Астрология
Наука
О «Новом Акрополе»
История
Здоровье
Дизайн и мода
Общество
Педагогика
Отдушина
Мифология
Наука путешествовать
Есть многое на свете...
Х.А.Ливрага. Все статьи
Делия Стейнберг Гусман «Сегодня я увидела...»
Список всех номеров журнала (1997 - 2005 гг.)

Контакты
Где купить
Наше кредо
АРХИВ НОМЕРОВ


ПОИСК СТАТЕЙ


__________

___
___
 
 

 

© «Новый Акрополь»
1997 - 2013
Все права защищены

 

 

 


Вадим Карелин

ВОСХОЖДЕНИЕ К ЧИСТОТЕ

Людей порой бывает трудно понять. Вот, например, никто так и не ответил на вопрос, зачем альпинисты ходят в горы, а они продолжают подниматься на вершины. Человек, о котором пойдет речь, не просто ходит в горы – помимо этого он еще очищает их от мусора. И не просто горы, а высочайшую вершину мира – Эверест. Знакомьтесь: Олег Константинович Федоров, мастер спорта по альпинизму, председатель Комиссии по экологии гор при Федерации альпинизма России и Евроазиатской ассоциации альпинистов.

Все началось в 1993 году, когда в Федерацию альпинизма России пришло письмо из Королевства Непал из общественного фонда «Пазанг Ламу Шерпа» с просьбой о помощи. Бить в колокола заставила экологическая обстановка на склонах высочайшей вершины планеты – Эвереста (8848 м). По оценкам непальцев, только на одном, самом популярном, маршруте восхождения на Эверест скопилось к этому времени несколько тонн мусора, отходов бивачного снаряжения, пустых кислородных баллонов, упаковочной тары. Оставались на горе и тела альпинистов, погибших при попытке взойти на вершину.

Непальцы обращались во всевозможные инстанции разных стран, но везде получали отказ: нет людей-профессионалов, способных выполнить эту работу. Дело в том, что уборкой мусора на такой высоте (6–8 тысяч метров над уровнем моря) могут заниматься только альпинисты-высотники, люди, прошедшие специальную подготовку и имеющие опыт работы и выживания в условиях высокогорья. А за рубежом профессиональные альпинисты умеют ходить в горы, умеют водить других людей в горы, умеют это (но только это!) делать очень хорошо и получают за это приличные деньги. Спасательными же работами там занимаются отдельные службы – и делают свою работу тоже очень качественно. Это только у нас, в России, альпинист является одновременно и горовосходителем, и спасателем, и может первую помощь оказать. То есть все умеет и никакой работы не боится.

Это и оказалось решающим фактором: только Россия смогла предоставить альпинистов-профессионалов, способных и готовых взяться за решение такой сложной задачи, как спуск мусора со склонов Эвереста. Возглавил подготовку к предстоящей экологической акции Олег Константинович Федоров. После первой ознакомительной поездки в Непал родился уникальный проект. Дело все в том, что подняться на Эвересте даже до высоты 7–8 тысяч метров по силам далеко не каждому. Собрать на такой высоте мусор – и подавно. А вот спускать собранный мусор вниз до той поры еще вообще никому не приходилось – самому бы целым и невредимым вернуться.

Поэтому и было предложено не имеющее аналогов в мировой практике решение: система тросов для спуска мешков мусора в сочетании с парапланами. По замыслу наших кулибиных, альпинисты, участвовавшие в акции, должны были подниматься к местам уборки мусора с мешками для сбора мусора и с парапланами. После того как мешок наполнялся мусором до определенного веса, альпинист вместе с этим мешком не спускался вниз, а в прямом смысле этого слова улетал. Улетал на параплане, стартуя со склона и приземляясь сразу в базовом лагере. Началась подготовка к акции, но оказалось, что решать надо не только технические и финансовые вопросы.

ИНТЕРВЬЮ С О.К. ФЕДОРОВЫМ
Олег Константинович, вы являетесь председателем комиссии по экологии гор. Нормальному человеку очень тяжело понять, зачем заниматься экологией в горах. Вот Вы сами почему этим занимаетесь?• Нормальные люди, я так думаю, живут немножко не так, как мы живем. Нормальные люди – они нормально сидят у телевизора вечером, в свободное время играют в домино, еще что-то делают. Это основная масса народа. А другая часть людей... Вопрос касался Эвереста, и для меня это было небезразлично, потому что я сам альпинист. Это гора. Гора принадлежит всем. Это третий полюс.
Но ведь это Вы, альпинист, так воспринимаете, Вы всю жизнь горам посвятили. А ведь среди других людей наверняка скептики были?• Естественно. Скептики были, во-первых, «организационные»: говорили, что все это провернуть просто нельзя, ну никак нельзя. Ведь надо что-то возить, с кем-то договариваться, все это хранить, каким-то образом организовывать спасательные работы и так далее. Хотя это все проговаривалось с непальской стороной. Да, скептики были, много скептиков. Были и скептики «технические», но в основном были скептики типа «Зачем это надо? Ну что, у нас в России нечего делать?».
Мы тоже очень часто встречаем таких людей. Интересно, как Вы поступаете в таких случаях? Вы им говорите, что едете очищать Эверест, а они Вам: «Иди сначала под Москвой убери».• Я им говорил, помимо всего прочего, что, конечно, надо и под Москвой убирать, правильно. Но есть на планете места, которые дороги нам не меньше, чем Подмосковье. Байкал, например. Или вот, например, облака идут – у них нет границ. Экологические изменения – международного масштаба. Поэтому есть мировоззрение кухни, двора и так далее, но есть и широкое мировоззрение. Оно приходит, когда человек начинает чувствовать себя как космонавт: он же летает, для него Земля – вот она вся! Полтора часа – и он облетел ее всю.

Или как в горах: ночью сидишь, луна громадная, горы стоят... И ты думаешь: проблемы на работе, какие-то трения, конфликты с начальством – это же все настолько мелко по сравнению со всем, что видишь вокруг! Космонавт тоже видит, что Земля – это наш дом, он ощущает это. Не «кухню» ощущает, а ощущает Землю всю. Вот так живут эти люди.

Так живет и этот человек. Почему-то ему недостаточно просто поездок, просто путешествий, просто восхождений. Нужно что-то еще – забота о природе, о других людях. В тот раз в Гималаях был поставлен действительно уникальный, единственный в своем роде эксперимент: человек на параплане спускался со склонов Эвереста вместе с мешком мусора, приземляясь точно в базовом лагере экспедиции. Эксперимент удался! Но, по иронии судьбы, именно поэтому непальские власти остановили работы российских альпинистов и взялись за них сами. При этом были привлечены значительно большие средства; в работах участвовали даже вертолеты. Но наши ребята были уже не нужны, и им пришлось возвращаться домой.

Что это было: победа или поражение? Большое видится на расстоянии. Прошедшие годы успокоили эмоции, оставив гореть неугасимый огонь человеческого духа, способного преодолевать любые трудности. С тех пор написаны новые статьи, разработаны технологии утилизации мусора в горных условиях. Олег Константинович постоянно в работе. В частности, именно он, имея неоценимый опыт практической экологии в горах, консультировал на этапе подготовки Международную экологическую акцию «Сохраним горы в чистоте!» на Эльбрусе в этом году.

В этом году на Эльбрус убирать мусор поедут наши ребята. Среди них почти нет альпинистов, это люди самых разных профессий. Что бы Вы пожелали им?• Единственное, что бы я пожелал, – это чтобы они выполняли работу не как долг принудительный, а понимая, что они делают доброе дело. А все остальное сложится. Здоровья пожелать еще – это понятно. Чтобы для них не унизительно было в этом мусоре копаться. Причем они же не деньги за это получают, наоборот – тратят деньги, получают удовлетворение от того, что сделали что-то хорошее, нужное.




Обсудить статью на форуме "Новый Акрополь"


обновлено1627990913